Алена Яценко: ростовское "золото" – самое тяжелое

Тяжелейший, невероятно трудный финальный матч против «Ростов-Дона» закончился.Беспредельно счастливые гандболистки волгоградского «Динамо», покружив по площадке, неожиданно начинают качать на руках не тренера, что в принципе дело рискованное, а Алену Яценко. Вскоре на ее голове оказывается самодельная, но от этого не менее эффектная корона. Для украинки это был последний матч в составе волгоградской команды. Спустя неделю после "золотого" матча мы встретились в спорткомплексе «Динамо».

– Алена, пока ждал вас, наблюдал за тренировкой 14-летних девчонок. Помните, о чем мечтали в этом возрасте?

– В 14 я уже играла в самом великом гандбольном клубе мира – киевском «Спартаке». Гандболом заболела лет в 10, но никто не верил, что простая девчонка из Харькова попадет в эту команду. А в 13 лет меня заметил на соревнованиях Игорь Турчин, прилетел к нам домой и уговорил маму отпустить меня. Он относился прекрасно ко всем подопечным. Помню его слова: когда выходите на площадку, я делаю с вами что хочу. За ее пределами вы делаете, что хотите. Это ваша жизнь и я за вами ходить не буду. Он учил уважать всех, независимо от возраста и регалий.

– Карьера у вас развивалась стремительно...

– В 1994 стала чемпионкой Европы среди юниорок. Ни у кого против нас шансов не было. Через два года – "серебро" молодежного первенства, но уже тогда поняла, что в спорте не всегда побеждают сильнейшие. Датчанок судьи в финале тащили за уши. А в 2000 году, когда выиграли "серебро" Европы среди взрослых, у меня появилось очень много предложений: Дания, Черногория, Сербия, Хорватия… Выбрала словенский «Крим», потому что много бывших спартаковок там было. Попала в клуб, который считаю самым профессиональным. Организовано было абсолютно все, а дисциплина – строжайшая. После 11 нельзя даже появляться в городе. Нас обожали все. Стоило с Людой Бодниевой выйти за покупками, как об этом появлялась статья в газете. Кстати, нашим генеральным спонсором была фирма «Меркатор» и мы не имели права зайти в другой магазин. Язык освоила словенский в совершенстве. Нам школу оплачивал клуб, каждый день на уроки ходили. За 8 лет выиграла в составе «Крима» Лигу чемпионов, 4 суперкубка.

– Как оказались в Италии?

– Мне и Оле Чечковой – она один из сильнейших правых углов мира – сказали, что мы за десять лет похоронили целое поколение игроков этого амплуа, их сборная уже стала испытывать проблемы, и мы расстались по-хорошему. Мне предложили прекрасный контракт в Италии. И хотя уровень уже не тот, но я к тому времени уже добилась многого, а потому отнеслась к этому спокойно. А главное – до девчонок из Словении – всего три часа ходу на машине. Для меня это был очень важный фактор. Что касается Италии – прекрасные люди, душевные. Команды – соперницы слабее, но и у тебя в партнерах не звезды первой величины. А поскольку выиграть хочется всегда – тащить приходилось всю команду, напряжение и азарт те же самые. А через год попросили вернуться в «Крим» – их молодежь не смогла себя проявить. Я с удовольствием вернулась – все же свои.

– Для вас настолько важен микроклимат в команде?

– Очень важен. Но я год там поиграла и решила заканчивать – 31 год уже все-таки. Но начали звонить из многих команд. А я отвечала, что Лигу чемпионов играть не хочу уже. А вот в более слабый чемпионат поеду. И отправилась во Францию. Там чемпионат посильнее итальянского, натурализованные африканки мощные. Но в Бресте понравилось меньше всего, в коллективе интриги, мне не нравились отношения между людьми. Даже между собой ладу не было у них – между француженками и француженками-африканками. Времени свободного больше появилось, всего одна тренировка в день. Стала больше читать. Захотелось понять, что же такое ислам, почему люди надевают на себя пояса шахидов. Во Франции много мусульманок, но они не такие, как на Балканах. Там боснийки совершенно добрейшие люди. Вот этот контраст меня и поразил. А вообще пришла к мысли, что если еще судьба поиграть, то уже не в Европе. Команду не искала – пригласят куда – подумаю. И меня пригласило «Динамо». Левон Акопян знал меня с детства, мы же все из СССР.

– Как встреча с командой произошла?

– Во-первых, многих я прекрасно знала еще по тем временам, когда мы с Бодниевой играли в «Криме». Когда «Динамо» приезжало в Словению, она так и говорила – ко мне сейчас мои дети придут. Если учесть, что Люда на год младше меня, понятно, что и для меня они были дети. Но уже тогда было видно, что Аня Седойкина, Аня Кочетова, Оля Левина, Лена Илюхина – настоящие лидеры. Они, конечно, под «Крим» как под танк попадали, но бились всегда до конца. То был величайший клуб своего времени. Так вот поехала я на сборы в Алушту, знакомиться. Виктор Рябых предложил сразу подписать контракт, а я сказала, что сначала хочу пройти сборы, понять, буду ли успевать за молодыми, не подведу ли команду. В «Динамо» приняли меня прекрасно. В чем, думаю, есть и моя заслуга. Я всегда помнила уроки Турчина – не показывай высокомерия. Звездность в спорте – самая большая ошибка. В гандболе никогда не выигрывает один игрок – только команда. Что, например, показали матчи с Ростовом в этом году. По накалу, по напряжению могу сравнить только с лигочемпионскими матчами и игрой за "бронзу" Олимпиады. Я не преувеличиваю. Это был даже не выброс адреналина, а какое-то сумасшествие.

– По ходу первого матча против ростовчанок в Волгограде проигрывали много. О чем говорили в перерыве?

– В первую очередь слушали тренера Виктора Рябыха, думали, как перестроиться, чтобы помочь лидерам в нападении – Кочетовой, Хмыровой. И уже нельзя сбрасывать со счетов Дарью Дмитриеву, хотя ей всего 17 лет. Что нравится в Рябых, как и в Турчине, они не считают, кто забил. Зрители замечают, кто забил, а не видят, как работают в защите.

Как за Кочетову защищается Макеева, за Хмырову – Авдекова. Игре в нападении можно научиться, а в защите играют силой воли, душой. Чем меня поражает Дмитриева? Что в ее возрасте ей нравится защищаться.

– Как настраивал вас тренер перед решающей битвой за "золото" в Ростове?

– Рябых сказал святые слова, которые сняли напряжение. «Девчонки, "серебро" у вас уже в кармане. А дальше сами решайте». И по ходу матча вел себя спокойно. Ну накричал бы он на меня, когда я два раза не забила, мне бы это помогло? Так я бы может в третий раз и в атаку бы не полезла, ответственность за бросок не стала бы на себя брать. В том матче, когда весы качались, он подошел к Кате Гребенкиной и сказал – только ты можешь сейчас забить. Такие слова – 60 процентов успеха. В игре должна быть и безбашенность.

– Рябых сказал после матча, что у Ростова команда сильнее. А выиграли вы…

– У них скамейка запасных длиннее – это так. Мне кажется, их проигрыш объясняется тем, что они больше думали, как стать героинями, чтобы именно о ком-то из них говорили – это она сделала игру. А мы хотели выиграть командой. Ну, забила нам Регина Шимкуте 11 мячей, и кто это вспомнит? А «Динамо» стало чемпионом! Потому что жлобов у нас не было и нет. Я перед игрой, кстати, к некоторым девочкам подошла и сказала – у тебя еще будет "золото", а у меня его уже больше не будет. А Дмитриевой так сказала: докажи, что ты дочь хоккеиста, а не пианиста. С каждым нужно по-своему разговаривать.

– В каждой стране, в каждой из команд вы что-то почерпнули. Какой запомнится волгоградская страница?

– В «Динамо» замечательные девчонки, потрясающий коллектив. Каждая вторая из них – настоящая звезда, а ведут себя совершенно просто, открыто. Хмырова в 19 лет стала чемпионкой мира. Есть такие, что после этого входят раздевалку, открывая дверь ногой. Я знаю таких, но Таня к ним не относится. У вас есть юниорки, которые уже стали чемпионками Европы. Я вижу, как они общаются со своими подружками по команде, которые на чемпионате не были – только на равных. А Дмитриева – это будущее сборной России. Меня наверно тренер поругает, что я так ее превозношу, но за 20 лет карьеры я такой девочки не видела. Ее отношение к гандболу, искреннее уважение старших – это поразительно.

– В профессиональном спорте – жесточайший график. А как с личной жизнью?

– В спорте тяжело спутника найти. В 90-е нередко видела, как состоятельные люди, порой из бандитов, уговаривали девчонок завязать со спортом, чтобы замуж выходили. Далеко не всегда такие истории заканчивались благополучно. Что касается меня, спорт был моим наркотиком. Кроме этого, я всегда думала о будущем, о том, что надо создать базис для себя после завершения карьеры. Хочу быть уверенной в завтрашнем дне. И вообще – где сказано, что обязательно мужчина должен зарабатывать деньги, а жена варить борщ? Я хочу сама руководить своей жизнью.

– Самые памятные, самые тяжелые медали

– Чем старше становишься, тем они ценнее. Ростовское "золото" – одно из самых памятных. "Золото" чемпионата мира по пляжному гандболу. Мы до турнира понятия не имели об этом виде спорта. И стали чемпионками. И конечно – "бронза" афинской Олимпиады. Кстати, единственное до сих пор "золото" Украины в командных видах спорта. Тогда же произошел один из самых комичных эпизодов в "бронзовом" матче с француженками. Нашего тренера Леонида Ратнера судьи удалили, а он не уходит. Его полицейские выводят из зала, а он возвращается и матом кроет всех подряд и самые страшные кары всем обещает. Еле справились с ним.

– Звездные спортсменки нередко меняют гражданство. Вам, например, в Словении этого не предлагали?

– Предлагали. Но я люблю Украину, Киев, куда уже давно перевезла маму. Киев и Санкт-Петербург – мои самые любимые города. Но меня ждут в киевском «Спартаке». Зинаида Михайловна Турчина не раз уже предлагала тренерскую работу, думаю, это не для меня. Но надо будет все обдумать.