Последняя и главная победа русского парусного флота

1 декабря навсегда вписано в число Дней воинской славы России благодаря победе, одержанной в 1853 году русской эскадрой под командованием адмирала Нахимова над турками близ черноморского мыса Синоп

Это было последнее крупное сражение в истории русского парусного флота. Наряду с Чесменским и Наваринским сражениями морской бой у мыса Синоп считается классическим образцом уничтожения флота противника прямо на его укрепленной базе.

В последний день осени 1853 года, по пути к турецкой черноморской морской базе Синоп русские моряки обнаружили там неприятельскую эскадру под командованием Осман-паши. Выстроившись полумесяцем, 16 парусных и паровых турецких военных судов стояли под защитой шести береговых батарей. Русская эскадра была в два раза малочисленней, но ее артиллерийское вооружение было значительно лучше турецкого. К тому же на российских кораблях были орудия, способные вести стрельбу зажигательными снарядами и разрывными бомбами, создавая взрывы и пожары на борту неприятельских судов. С учетом этого Нахимов принял дерзкое решение - атаковать и уничтожить неприятеля, заблокированного в тот момент в Синопской бухте!

Сражение началось в полдень. Двумя колоннами, невзирая на ураганный огонь с турецких судов и береговых батарей, русская эскадра двинулась в атаку. Грохот нескольких сотен орудий потряс Синопскую бухту. Вскоре ответным артиллерийским огнем русской эскадры был взорван 44?пушечный турецкий фрегат "Фазли-Аллах", носивший прежде имя "Рафаил" и отбитый у русского флота турками в 1829 году.

До 200 ядер и бомб обрушивались каждую минуту на турецкие суда. Стрельба российских пушкарей при этом отличалась как высокой точностью, так и небывалой прежде скорострельностью, мощной концентрацией огня на главных направлениях сражения. Да и прекрасная подготовка русских моряков нахимовской эскадры сильно сказалась на результатах сражения.

Умело руководили огнем артиллерии с палубы флагманского корабля "Императрица Мария" лейтенанты Прокофьев и Бутаков. Штурман Родионов, охранявший кормовой флаг корабля "Париж", будучи ранен осколком снаряда в лицо, не вышел из боя и не покинул своего поста. Только после второго тяжкого ранения, когда турецким ядром мужественному штурману оторвало руку, его, едва живого, унесли с верхней палубы.

Прекрасен в том бою был и сам Павел Нахимов, который, стоя в парадном адмиральском мундире на верхней палубе "Императрицы Марии", четко руководил сражением. Как вспоминали очевидцы, фуражка его сбилась на затылок, лицо было залито кровью. А матросы и офицеры флагманского корабля, оказавшегося в самом горниле событий, были тем временем буквально черны от порохового дыма…

Потопив огнем из 120 пушек три турецких корабля, "Париж" открыл стрельбу по береговой батарее неприятеля. Корабль "Три Святителя", несмотря на сильные повреждения, уничтожил фрегат противника. А 84?пушечный "Ростислав" потопил корвет и расстрелял турецкую береговую батарею.

Победа России в морском сражении у мыса Синоп была сокрушительной. Русская эскадра, выпустившая по вражеским кораблям 18?000 ядер и бомб, не потеряла ни одного корабля. Потери личного состава эскадры Нахимова составили около 40 убитых и 230 раненых. Турецкий же флот в этом бою погиб полностью. Пленен был и сам командующий турецкой эскадрой вице-адмирал Осман-паша, а вместе с ним - командиры трех турецких кораблей и около 200 матросов.

"Битва - славная, выше Чесмы и Наварина! Ура, Нахимов!" - восторженно отзывался об итогах сражения у мыса Синоп вице-адмирал Владимир Корнилов. Будущий морской министр Иван Шестаков высказался еще конкретней: "Будь Павел Степанович на месте Осман-паши, победа была бы на его стороне!" И даже сам Осман-паша был вынужден признать: "Куда уж нам сражаться с храбрыми и бравыми русскими моряками!"

И по сей день этот Синопский разгром, ставший морским триумфом России, не забывают в Турции. Недаром в военно-морском музее Стамбула создан специальный зал памяти жертв русского адмирала Нахимова.

А сам Павел Степанович погиб менее чем через два года после своего синопского триумфа: в бою на Корниловском бастионе Малахова кургана он был смертельно ранен пулей в висок. Через два дня, не приходя в сознание, Нахимов умер. Похоронен он был в адмиральской усыпальнице собора Святого Владимира в Севастополе.

Моряки Военно-морского флота России по сей день чтят слова Нахимова: "Жизнь каждого принадлежит Отечеству, и не удальство, а только истинная храбрость приносит ему пользу".

Фото virtual-sevastopol.ru