Юрий Шубин: В то время в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – народная гребля.

  • Юрий Шубин: В то время в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – народная гребля.
  • Юрий Шубин: В то время в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – народная гребля.
  • Юрий Шубин: В то время в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – народная гребля.
  • Юрий Шубин: В то время в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – народная гребля.
  • Юрий Шубин: В то время в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – народная гребля.
  • Юрий Шубин: В то время в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – народная гребля.
В Волгограде наконец-то наступила долгожданная весна и до начала летнего спортивного сезона остается совсем немного времени. В преддверии этого мы решили встретиться и пообщаться с человеком, стоявшим у истоков зарождения одного из главных летних видов спорта в нашей стране – гребле на каноэ и байдарках, заслуженным тренером СССР Юрием Константиновичем Шубиным.

Юрий Константинович, расскажите, как вы заразились этим видом спорта и с чего все начиналось?

– Когда я только начал заниматься греблей, не существовало еще ни байдарок, ни каноэ. В то время я жил во Владивостоке и в Союзе тогда был только один единственный вид гребли – это народная гребля. Сейчас этого вида спорта уже нет, но в те годы он был очень массовым и популярным, поскольку был самым доступным – участвовать можно было на шлюпках и прогулочных лодках любой модификации, и ни о каких профессиональных спортивных лодках в этом виде спорта и речи не шло. Пристрастил же к нему меня мой двоюродный брат, который являлся одновременно и тренером нашей первой команды. В 1950 году состоялся первый выезд нашей команды на соревнования по народной гребле, которые проходили в Куйбышеве (ныне Самара). Из всех шести членов нашей неполной команды наиболее удачно выступил я, попав в финал на шлюпке одиночке на дистанции 1000 метров, где я занял четвертое место. Но не это главное. Именно на этих соревнованиях мы впервые смогли познакомиться с первыми профессиональными спортивными байдарками.

К слову, о байдарках как у вас зародилась идея открытия линии по производству спортивных лодок в вашем городе?

– Как раз после первых наших соревнований нам и пришла идея заняться изготовлением своих байдарок. Возвращаясь обратно домой, во время пересадки в Москве я заглянул в Центральную лабораторию спортивного инвентаря (ЦЛСИ) и взял чертежи байдарок, чтобы попробовать наладить их выпуск в родном городе. Я обратился с этими чертежами на несколько предприятий, но отовсюду меня отправляли на ленинградский завод, но там заказов было столько, что они обещали выпустить байдарки лишь через 3 года. Ждать так долго нам не хотелось, и я отправился попытать счастья в артель «Кунгас», в которой тогда выпускали яллы для военно-морского флота. Как бы это ни было удивительно, но мне удалось пробить там мою задумку, и я сделал заказ на выпуск первых профессиональных байдарок. К сожалению, к чемпионату Советского Союза 51-го года они не успевали выпустить лодки, и мы вынуждены были временно тренироваться на прогулочной байдарке, которую мы нашли в разбитом состоянии и собственными силами отреставрировали. Эта байдарка у нас была одна на всех. Именно с нее и началась спортивная карьера многих прославленных гребцов.

Расскажите о первом выезде приморских гребцов на чемпионаты РСФСР и первых достижениях вашей команды.

– В 1951 году мы впервые отправились участвовать в чемпионате РСФСР полностью укомплектованной командой. Тогда нам не очень повезло, и наша команда заняла 7-е место из 30 команд. Это произошло из-за некоторых наших оплошностей, за которые нам снимали очки, например, когда один наш спортсмен перевернулся во время заезда. Но все равно мы тогда вернулись с чемпионата не с пустыми руками. Зоя Коваленко на этих первых соревнованиях стала чемпионкой России в байдарке-одиночке. После этих первых соревнований я стал тренером команды.

Следующий чемпионат, в котором команда приняла участие, прошел в 1952 году. В общекомандном зачете мы заняли 9-е место из 21 команды. Но вот в индивидуальных зачетах приморцы показали очень хорошие результаты, в том числе и я. Я завоевал звание чемпиона РСФСР на байдарке одиночке на дистанциях в 1000 и 2000 метров. Валентина Потапова стала призером первенства РСФСР на дистанции 2000 метров. Вообще многие наши спортсмены стали впервые занимать места в пятерках и тройках лучших. Результаты, которые мы тогда показали, позволили нам пройти в сборную России, в составе которой мы и отправились на чемпионат СССР в Астрахань, где я стал чемпионом Советского Союза. Кстати, именно там мы первый раз познакомились с каноэ, ну и уже по старой схеме организовали их выпуск в нашем городе.

А вот уже чемпионат РСФСР 1954 года стал для нашей команды триумфом – мы заняли первое место. В личном зачете я и Александр Красий стали чемпионами, пара Степан Ощепков – Владимир Якунин была второй.

А как складывались затем ваши успехи на чемпионате мира?

– К моменту нашего первого выезда на чемпионат мира в 1958 году я стал уже тренером сборной СССР. К этому чемпионату мы готовились очень усиленно и наши труды не прошли напрасно. В общекомандном зачете мы стали лучшими. Моя будущая супруга Мария Шубина в двойке с Ниной Грузинцевой заняли первое место и стали первыми чемпионками мира в нашей стране. Пара Степан Ощепков и Владимир Якунин стали бронзовыми призерами соревнований.

Кстати, о последней паре, Ощепков и Якунин прекрасно работали вместе только на коротких дистанциях, но вот когда речь заходила о дистанции в 10 тысяч метров, то тут у них начинался полный разлад, и они никак не могли показать достойные результаты. Именно поэтому на этом чемпионате мира мной было принято решение срочно без подготовки сформировать новую двойку на длинной дистанции, в которую вошли Степан Ощепков и Александр Силаев. Этот эксперимент прошел вполне удачно, и вместе им удалось занять первое место, благодаря чему они стали чемпионами мира. Кроме того, в одиночке на этом чемпионате выступала также и Мария Шубина, которая заняла первое место.

Вы очень трепетно рассказываете о своих учениках, которые впоследствии становились не без вашей помощи чемпионами Советского союза и мира. Но вы ни разу не упомянули, что некоторые из ваших воспитанников стали первыми Олимпийскими чемпионами в нашей стране.

– Первое выступление гребцов из приморья на Олимпиаде состоялось еще в 1952 году, но для нас это был не очень удачный опыт, собственно как и Олимпиада 1956 года. А первые значимые победы у нас появились впервые на Олимпиаде 1960 года, которая проходила в 30 километрах от Рима на озере Альбана.

К началам выступления гребцов Олимпиада уже была в самом разгаре, но советские спортсмены не принесли в копилку страны еще ни одной золотой медали. К нам в городок приехал тогдашний председатель госкомспорта Романов Николай Николаевич и на встрече со спортсменами попросил всех собрать всю свою волю в кулак и достать столь нужное для страны Олимпийское золото. Эта просьба во многом придала особой целеустремленности нашим спортсменам. И вот тогда, Нина Серединина во время своего выступления в одиночке на байдарке взяла первое золото нашей страны.

Буквально после часового перерыва ей предстояло еще раз выступить на соревнованиях, но уже в двойке с Шубиной. В то время никакой автоматики, как сейчас, не было, и чтобы избежать фальстартов, лодки на старте за тросы держали матросы. Так вышло, что когда старт был дан, и наши спортсменки стали грести, их лодка не сдвинулась с места, потому что зазевавшийся матрос не услышал вовремя сигнала и придержал трос. За это время лодки конкуренток уже успели вырваться на несколько метров вперед. Наша двойка, конечно, могла поднять весло вверх и сообщить об ошибке матроса, но не стала этого делать и, несмотря на отставание, включилась в гонку. Я в это время стоял на берегу и наблюдал за всем этим. Моя задача заключалась в том, что я должен был в нужный момент подать сигнал свистом, который означал, что Шубиной и Середининой необходимо собраться, и сильнее налечь на весла на последнем финальном отрезке. Когда я выждал нужного момента и подал сигнал, девчата резко пошли вперед, обгоняя соперниц и буквально на считанные сантиметры, обогнав их на финише. Это была триумфальная и тяжелая для нас победа.

Еще один мой воспитанник, кстати, один из лучших учеников, Степан Ощепков в паре с Андреем Химичем на Олимпиаде 1964 года в каноэ-двойке уверенно без каких-либо происшествий на дистанции в 1000 метров взяли свое золото.

Расскажите вашу историю знакомства и замужества с Марией Шубиной.

– Впервые мы познакомились с Марией еще на сборах в Москве в 1954 году. Мне тогда было 27, а Марии 24. Она в то время училась в Казани в медицинском университете и выступала за сборную университета по гребле, а я был на этих сборах старшим тренером по гребле на байдарке и каноэ. В то время Мария была еще совсем молодой и неопытной спортсменкой и в личных зачетах показывала далеко не самые лучшие результаты.

Я принял решение посадить ее в академическую лодку и не прогадал. На всесоюзных соревнованиях среди молодежи в составе академической лодки Мария вместе с остальными заняла третье место. Но тогда я больше обратил на нее внимание не как на спортсменку, а как на очень приятную, привлекательную девушку. После сборов и последовавших за ними соревнований мы разъехались – она к себе на учебу, а я во Владивосток к своей невесте, с которой встречался в то время.

Вторая наша встреча состоялась на сборах команды России в Ростове в 1955 году. Там был отбор на всесоюзные соревнования. Позже после сборов Мария на соревнованиях в Киеве заняла второе место, и я пригласил ее принять участие в праздничном банкете после соревнований, и она согласилась. Немного побыв со всеми, мы отправились с Марией прогуляться по парку вдвоем, где я впервые осмелился ее поцеловать. Возвращаясь на поезде из Киева в Москву, мы большую часть дороги провели за общением с ней в тамбуре, и тогда мы были самыми счастливыми людьми на всей планете. Приехав в Москву, у нас практически сразу начались очередные сборы, и на этих сборах я предложил Марии руку и сердце, и она приняла мое предложение. Вот так у нас все практически спонтанно получилось, но мы очень счастливы вместе и по сей день.

После всех ваших достижений на посту тренера вы приняли решение перебраться в Волгоград. С чем было связано такое решение, и как складывалась ваша карьера в нашем городе?

– Вопрос с переездом у меня возник не просто так. В 1964 году передо мной встал сложный выбор. Я не имел никакого высшего образования, только свидетельство об окончании техникума, и мне пришлось решать, то ли свою дальнейшую жизнь связать с профессией слесаря, то ли со спортом. И тут мне поступило предложение – пойти отучиться в Волгоградском физкультурном институте. Ректор мне сказал, что если я закончу университет, то мне гарантировано место завкафедры гребли. И я принял это предложение. Переехал в Волгоград я не один. С собой я перетащил некоторых спортсменов из сборной России, которые, так же как и я, поступили в Волгоградский физкультурный университет.

Вместе мы начали здесь тренировать и готовить местных спортсменов, которые в то время показывали не самые лучшие результаты. Волгоградская команда в России тогда занимала лишь 14 место на соревнованиях, и лишь один спортсмен стал третьим на России. Передо мной стояла задача поднять уровень волгоградских гребцов. И нам это удалось. Уже в 1967 году волгоградская команда заняла первое место на спартакиаде во Владивостоке, обогнав при этом даже прославленных приморцев. Волгоградские спортсмены начали становиться чемпионами страны и Европы. Здесь я многого добился, но в 1990 году я окончательно закончил свою карьеру и навсегда ушел из спорта.

Поделиться в соцсетях