«Живая тропа» ставит детей на ноги

Реабилитация детей-инвалидов проводится с помощью верховой езды

Более 100 детей с тяжелейшими физическими и психофизическими заболеваниями обретают здоровье и новую жизнь в реабилитационно-оздоровительном центре «Живая тропа». Терапия с использованием лошадей порой творит чудеса: дети, которые не могли самостоятельно передвигаться, выздоравливают и встают на ноги

Скакуны стали докторами

«Подкованных» врачей четверо. Никакого образования и белых халатов у них нет, потому что лошадям не положено. А вот прядать ушами, милостиво дегустировать рафинад или хрустеть морковкой – это пожалуйста!

Принимают «эскулапы» Грация, Джой, Чернушка и Мадлен в поселке Ежовка, который на карте поэтично значится как Студеная Яблоневка. Лекарство прописывают одно на всех – иппотерапию, или лечебную верховую езду. Казалось бы, что здесь такого особенного, едешь на лошади и едешь. В чем секрет?

– Лечение начинается сразу, от первого колебания лошади, от первого движения, – объясняет инструктор-иппотерапевт Наталья Баранникова. – Прерванная у больных детей связь мышц ног и головного мозга «реанимируется» благодаря тому, что идет обратный сигнал от ног к голове, ведь шаг лошади совпадает с шагом человека. Получается, что лошадь шагает как бы вместо человека, и мозг интуитивно начинает тоже шагать, восстанавливая утраченное управление движением. То есть практически любая верховая неторопливая езда имеет лечебное воздействие, мы лишь добавляем элементы физических упражнений на лошади. Противопоказаний для иппотерапии нет, косвенным является только эпилепсия.

Клуб существует в Ежовке уже два года. Семья арендовала заброшенное крестьянско-фермерское хозяйство, где была овчарня. Основатели – муж и жена, Александр Лейман и Наталья Баранникова. Одна из их дочерей, Полина, инструктор по лечебной верховой езде.

Одно занятие с Машей, или Как лошадь преображает человека

Из подъехавшей машины мужчина и женщина с трудом достают инвалидное кресло и перетаскивают в него девушку.

– Здравствуй, Машенька, как настроение? – приветствует ее Александр.

– Хорошо.

Коляску вкатывают в «манеж», подводят лошадь, приставляют ступенчатый подиум. Сама Маша Подыминогина встать не может, двое взрослых с трудом взгромождают ее на Мадлен. Неуклюжая Мария моментально преображается: девушка, которая только что «разваливалась» на глазах, сидит с осанкой принцессы. Из соображений безопасности Маше, как и всем всадникам, надевают на голову шлем: мало ли, раз в год стреляет и незаряженное ружье.

Мадлен первая постоялица в семейном клубе. Поначалу она была агрессивной – сущая фурия! Наталья и Александр подобрали к ней ключик, поняв, что ей нельзя вставлять удила. С той поры Мадлен как подменили: ей уже 20 лет, но она бодра и весела.

– Лошадиный век недолгий, 25–30 лет, умирают не от физической старости, а от того, что им нечем становится перетирать пищу, проще говоря, когда теряют зубы. Кстати, за границей сейчас придумали делать вставные челюсти лошадям, так они живут вдвое больше.

Мария на ходу выполняет упражнения: поднимает руки, наклоняется туловищем вперед-назад. Полчаса, отведенные для занятий, проходят незаметно. По словам Натальи Баранниковой, этого времени вполне достаточно: дольше удержать внимание детей, особенно маленьких, проблематично. Гораздо важнее частота занятий. Тут переборщить нельзя.

Нельзя опускать руки

Софийка, как ласково называет ее мама, появилась на свет здоровой девочкой. В два года умела считать, знала буквы, рассказывала стихотворения, пела песенки, танцевала, играла с детьми, была очень общительным и жизнерадостным ребенком.

– Накануне Нового года наша доченька в два года и четыре месяца попала в инфекционную больницу с диагнозом энтеровирусной инфекции, ангины, – рассказывает мама о событиях, круто изменивших жизнь семьи. – С каждым днем ребенку становилось все хуже и хуже, хотя врачи уверяли, что на Новый год обязательно будем дома. На четвертые сутки ее перевели в реанимацию в коматозном состоянии, сохранявшемся три недели, в результате – утеря всех навыков, речи. Софийка бездвижно лежала и смотрела на нас своими умненькими глазенками. Диагноз – вирусный энцефалит. Трудно сейчас сказать, почему так произошло. Неправильный диагноз, несвоевременно оказанная помощь? Одни вопросы, ответов нет...

Прогнозы были неутешительными. Три года лечения в Институте мозга человека, затем в одной из клиник Германии. Итоговый вердикт врачей – один шанс на миллион, что девочка сможет ходить и говорить. «Единственный шанс родители должны найти хоть из двух миллионов, нельзя опускать руки!»

Интерес к жизни

– Мы стали искать, где в областном центре занимаются с детками-инвалидами иппотерапией, так как слышали много положительных отзывов о таком методе реабилитации. Оказалось, у нас в Волгограде не так много специалистов по лечебной верховой езде. О «Живой тропе» семья случайно узнала от волонтеров. На тот момент Софийка не умела сидеть, маме приходилось забираться верхом на лошадь вместе с дочкой.

– Наталья и Александр сразу нашли общий язык с дочуркой, они выстраивали занятия таким образом, чтобы ребенок не скучал, не уходил в себя (тут и игры, и стишки помогали), и в то же время постепенно увеличивали нагрузку, чтобы все части тела были задействованы. Они настолько тонко чувствуют изменения в настроении Софийки, так переживают и радуются каждому достижению вместе с нами, родителями... Поверьте, это очень многого стоит! Каждому ребенку они успевают уделить внимание, а внимание как ничто другое ценно для таких детишек. А какие праздники они им устраивают!

Софийка занимается иппотерапией уже третий год. Бывает, конечно, капризничает и не хочет выполнять упражнения. Зато теперь она сама сидит, ходит за ручку, от сколиоза практически не осталось следа, появилось много эмоций. А главное – интерес к жизни.

***

Родители в один голос говорят о пользе иппотерапии для своих детей. Но дружно выражают сожаление, что нет конного манежа, да что там манежа, даже специально оборудованного туалета в Ежовке пока нет. А ведь конный клуб мог бы стать прекрасной базой для лечения детей с ограниченными возможностями, подготовки спортсменов-паралимпийцев всех возрастов, помощи им в социализации.

Мечтает о манеже и сам руководитель клуба, он уже сделал макет будущего центра. Занимаясь с «тяжелыми» детками, он не раз убеждался – мечты сбываются, главное, приложить немного усилий!

Поделиться в соцсетях