АЧС: приговор для сельского хозяйства?

В редакции «ВП» прошла «прямая линия» с участием министра сельского хозяйства Волгоградской области Александра Тарасова, в ходе которой читатели смогли задать интересующие их вопросы по наиболее актуальной на сегодняшний день теме – борьбе с африканской чумой свиней.

Помимо АЧС, читателей интересовали такие проблемы, как засуха, будущее мелиоративной отрасли и дальнейшие перспективы развития сельского хозяйства в регионе.

– Александр Николаевич, раньше в области не было никакой африканской чумы. Мы ведь не в Африке живем, откуда все это взялось?

– Это очень опасное инфекционное заболевание, которое впервые было выявлено в 1903 году. В Европу вирус АЧС был занесен из Африки, отсюда и название. На территории России вирус был впервые зарегистрирован в 2007 году в Абхазии, потом переместился в Краснодарский, Ставропольский края и Ростовскую область. Единичные случаи возникновения зафиксированы в Ленинградской области, Карелии, Мурманской, Саратовской и Оренбургской областях. Самая опасная обстановка на сегодняшний день – в Тверской области. Там зарегистрировано 15 очагов. Вирус попал на крупное перерабатывающее предприятие, где содержится свыше 120 тысяч голов свиней.

Как он оказался в нашей области, можно только догадываться – из Ростова, Краснодара, Ставрополья. Вирус очень опасный, клинику ученые не знают. Он может до полугода в организме животного циркулировать, а может в течение нескольких часов привести к летальному исходу. В сале вирус может храниться в любом виде. И поскольку от него так и не придумали вакцину, задача ветеринарной службы – заниматься профилактикой.

– Теперь не будем есть свинину?

–Будем есть только ту, которая выработана промышленным способом. У нас есть на территории области такие крупные предприятия, как ОАО «Краснодонское», ООО «Топ-Агро», которые имеют четвертый компартмент защищенности. Их продукцию можно покупать в стационарной розничной сети. Сегодня мы временно запретили торговать свининой на рынках. Потому что нет гарантии, что там не будет зараженного мяса. А торговая сеть справится. У нас в области свинины достаточно. Некоторые потребители уже давно предпочитают покупать ее только в сетевых магазинах. Что делать, если природа подкидывает нам такие «подарки». Например, существует угроза заноса с территории Казахстана не менее опасных заболеваний – сибирской язвы и ящура. Наши соседи предупреждают, что у них эти заболевания циркулируют, идет большой падеж сайгаков. АЧС же опасна тем, что мы может поставить под удар всех наших товаропроизводителей.

– Александр Николаевич, один из вопросов, волнующих всех владельцев ЛПХ, – что делать со свинопоголовьем? Как известно, теперь вся Волгоградская область объявлена второй угрожаемой зоной. Это значит, что свинину с частных подворий нельзя ни продать, ни перевезти в другой район. Например, в ЛПХ Ольховского района у населения – несколько тысяч голов свиней. Каким образом теперь избавляться от поголовья, не торгуя, не нарушая закон? Каков порядок действий?

– Тут все зависит от каждого конкретного владельца ЛПХ. Если он придерживается тех правил, которые рекомендуют ветеринары, когда необходимо запаривать и доводить до 70 градусов все корма для свинопоголовья, то здесь вероятность заражения и переноса вируса на свое подворье минимальна. Если люди игнорируют соблюдение необходимых норм, кормят животных сухим кормом, травой, то, конечно, в перспективе лучше заняться альтернативным животноводством. Конечно, в некоторых районах сложно перейти на альтернативное животноводство, ввиду отсутствия мест для выпаса скота. Губернатор дал поручение простимулировать селян, готовых реализовать свое свинопоголовье и перейти на альтернативное животноводство. Для этого будет выделено определенное количество средств из бюджета. В соответствии с этой программой мы будем просить владельцев ЛПХ заключить договор с администрацией района или сельского поселения, о том, что в течение какого-то времени они воздержатся от содержания свинопоголовья. Это сделано для того, чтобы люди могли прокормить себя и в то же время обезопасить свои хозяйства от АЧС.

Первый этап нашей работы таков – мы договорились с руководителями 20 крупных свиноводческих предприятий области, которые в двадцатикилометровой зоне вокруг этих предприятий помогут владельцам ЛПХ реализовать свинопоголовье. В идеале на какой-то период времени, может быть, на три года, населению стоит перейти на альтернативное животноводство. После завершения этого этапа аналогичные мероприятия будут проведены со всеми желающими. У нас есть, например, предприятия по производству колбасы. Их ресурс необходимо использовать. Уже сейчас из-за АЧС областной бюджет несет потери. А ведь эти средства можно было направить на развитие альтернативного животноводства, на господдержку сельхозтоваропроизводителей. Мне понятны чувства владельцев ЛПХ – люди столько труда вложили, столько средств на корма потратили, и теперь все прахом.

– Не получится так, что люди займутся разведением КРС, а потом вырежут скот из-за лейкоза?

– Да, у нас в области были проблемы с лейкозом, по причине того, что люди не соблюдали необходимые правила содержания. И распространение АЧС – это тоже во многом человеческий фактор. Мы вообще все меры согласовываем с Россельхознадзором. В данной ситуации, если они увидят, что мы предпринимаем недостаточно мер по локализации вируса, могут наложить карантин на всю территорию области, у них есть такие права. А это означает серьезный удар по экономике региона, который потом придется восполнять годами.

– Распространение АЧС высветило в очередной раз проблему нехватки перерабатывающих предприятий в области. Ожидается ли, что в ближайшее время ситуация изменится?

– Вектор на развитие перерабатывающей отрасли в регионе задало Министерство РФ. В этом году планируется выделение 6 млрд рублей на субсидирование расходов для предприятий, специализирующихся на глубокой переработке свинины. Предприятия нашей области тоже выразили желание участвовать в этой программе. Это ООО «Топ-Агро», ОАО «Краснодонское», ЗАО «8 Марта», племзавод «Колхоз им. Ленина» из Суровикинского района. Мы уже подали заявки, ждем решения Минсельхоза РФ. Если он выделяет средства, 50% расходов каждого предприятия на эти цели мы компенсируем.

– В этом году многие районы области пострадали от засухи. Зачем вообще мы пытаемся развивать растениеводство? Это все равно, что в пустыне Сахаре сажать. Ведь есть Быковский район, где растут отличные арбузы, Среднеахтубинская пойма, где прекрасные помидоры, Городищенский, специализирующийся на овощах. Может, целесообразнее остальные земли отдать под овцеводство, как в Калмыкии? А хлебом пусть занимается Центральный федеральный округ, где климат позволяет.

– Действительно, на территории Волгоградской области расположено пять почвенно-климатических зон. Для каждой из них мы должны предложить свой вариант развития бизнеса в аграрном секторе. Четвертый год подряд нас преследует засуха, но, тем не менее, мы не можем себе позволить не обрабатывать землю, которая расположена на территории региона. У нас все-таки 5 млн 600 тыс. гектаров пашни. И основной вид растениеводческой продукции, конечно, на ближайшее будущее – это выращивание зерна. В Быковском, Палласовском, Старополтавском районах мы, конечно, будем предлагать людям, чтобы они занимались скотоводством. Но в перспективе. В течение даже трех ближайших лет этой проблемы не решить. Люди вложили деньги, купили технику, распахали площади, которые когда-то были пастбищами. А если мы просто перестанем сеять, то, чтобы вернуть в оборот эту землю, потребуются годы. Но Президент Российской Федерации говорит, что мы должны быть экспортной державой. На сегодняшний день наше зерно востребовано на рынке. Цена достигает до 8 рублей/кг за 3-й класс, и это не предел, она может быть и выше. Сельхозтоваропроизводителям эта тема интересна. Мы без зерна не обойдемся. Надо технологию менять в соответствии с погодно-климатическими условиями. Потепление климата носит глобальный характер не только в нашей области.

– В некоторых регионах существует практика, когда государство обеспечивает овощеводов мелиоративной техникой, а они потом частями, в течение какого-то периода возвращают расходы либо деньгами, либо продукцией…

– Что касается развития мелиорации, то в 2011 году мы очень продуктивно поработали. Из федерального бюджета нашему региону было выделено около 200 млн рублей именно на развитие мелиорации. 70 млн рублей выделили из областного. Благодаря этим средствам, мы дополнительно ввели 9,5 тыс. гектаров орошаемых земель. Сельхозтоваропроизводители, участвуя в программе, проектировали, приобретали и устанавливали дождевальную технику на орошаемых участках. Всем, кто сумел в течение 2011 года подать нам документы, мы субсидировали до 80% затрат на эти цели. В этом году будет около 70 млн рублей из федерального бюджета. Но мы в первую очередь поддержим те проекты на орошение, которые предполагают выращивание кормов: проект, который был начат в 2011 году, – СП «Донское» в Калачевском районе. Мы помогаем этому сельхозпредприятию вести орошение на площади до тысячи гектаров, которое, в свою очередь, доводит численность дойного стада до 1200 голов. Мы поддерживаем и проект ООО «ДонАгрогаз». Они приобретают племенное поголовье, тоже планируют развивать мелиорацию для посевов под корма. В Котельниковском районе строится молочный комплекс на 1200 голов. К сожалению, денег на всех не хватает, поэтому пока приоритет – тем, кто развивает животноводство. Надо его поднять, а овощей у нас и так много. И ценовая конъюнктура на овощную продукцию внушает оптимизм. При этом мы продолжаем субсидировать 15% затрат овощеводов на электроэнергию.