Число зеленых «завоевателей» взрывоопасно растет

Чем может обернуться внедрение чужеродных растений в местные сообщества. Далеко не всем известно, что наряду с Красной книгой растений в последние годы появилась и так называемая «Черная книга». Обе книги – сигнал тревоги, хотя повод для включения в них растений диаметрально различен. В первую включены виды, численность которых неукротимо сокращается, а во вторую, наоборот, – взрывоопасно растет. О внедрении популяций «растений-агрессоров» на территории региона мы беседуем с завкафедрой садово-паркового и ландшафтного строительства Волгоградского социально-педагогического университета Галиной Клинковой.

– Галина Юрьевна, скажите, «растения-агрессоры» действительно такие опасные, эдакие безжалостные завоеватели или это лишь обозначение группы привнесенных видов?

– Когда чужеродные виды растут на строго ограниченной территории, например, населенных пунктов, и их размножение под контролем человека, в общем-то больших проблем они не доставляют. Трудности начинаются, когда расселение привнесенных видов выходит из-под контроля. Тогда, если они попадают в благоприятные условия, начинается их неконтролируемое размножение. При этом они могут полностью изменять природные сообщества. Это значит, что будут вытеснены не только местные виды растений – вместе с ними могут исчезнуть сообщества насекомых, птиц и других животных. К тому же до конца не изучены последствия влияния этого процесса на человека. Чужеродные виды могут провоцировать возникновение аллергии, развитие ряда других заболеваний.

– А почему «агрессоры» не проявляют эту агрессивность на своей родине?

– Потому что в исконных местах обитания у них есть факторы сдерживания, естественные природные враги. Они-то и не дают им бесконтрольно размножаться и расселяться. Все эти связи формировались исторически, механизмы сложны и могут быть легко нарушены. Вмешательство человека часто ведет именно к таким нарушениям.

– Можете пояснить на примерах?

– На мой взгляд, показательно распространение по Волго-Ахтубинской пойме ясеня пенсильванского, завезенного из Северной Америки. В прошлом веке в пойме высаживались крупные массивы этого вида. Тогда считалось правильным увеличивать местное биоразнообразие за счет привлеченных видов. Потому что «новички» обладали качествами, которых не было у местных видов. Например, были более устойчивы к определенным заболеваниям и неприхотливы к условиям произрастания, быстро росли.

Для ясеня же пенсильванского, как оказалось, в пойме просто идеальные условия, особенно по берегам водоемов. При этом состав его местных врагов в отличие от подобных сообществ на родине оказался ограниченным. В итоге ясень пенсильванский начал неконтролируемо размножаться и наступать «сплошной стеной». Там, где были луговые или лесные сообщества – тополевники, ивняки, молодые дубравы, за несколько десятилетий образовались непроходимые заросли ясеня. В результате сегодня это растение можно уже встретить по всей пойме.

Другой агрессивный вид – аморфа кустарниковая, которая активно распространяется по берегам водоемов, где исконно произрастали местные кустарниковые ивы, называемые в народе тальниками. Кстати, аморфа тоже родом из Америки. Сюда же можно добавить клен американский, который чаще всего встречается в населенных пунктах, по окраинам дорог, в старых парках, но может и выходить на прилегающие пойменные территории. Большая группа чужеродных видов (амброзия, ценхрус, горчак и другие) стала объектом контроля со стороны государственных фитосанитарных служб. Но массово расселяющиеся чужеродные деревья и кустарники пока никто официально не сдерживает.

– Американские виды растений действительно более агрессивны по своей природе или это двусторонний процесс?

– Конечно, двусторонний. Например, многим известен высокий кустарник с серыми листьями – лох узколистный, происходящий из Азии. В Волгоградском регионе лох с успехом «осваивает» заброшенные пашни, выпасы, суходольные луга в поймах. Попав в Америку, он стал вести себя еще более агрессивно, нередко формируя сплошные лоховые леса и полностью вытесняя местные сообщества. Между прочим, он был прозван русской оливой.

– То есть можно говорить, что чужеродный вид – вызов для местного сообщества?

– Не всегда. Некоторые привнесенные виды так и остаются редкими или вымирают, если новые условия им не подошли. Но другие сразу или чаще со временем начинают быстро расселяться по нарушенным местообитаниям, а отдельные виды, нашедшие для себя идеальные условия, внедряются в природные сообщества.

– Почему это опасно?

– Природа – сложнейший механизм. По самым скромным подсчетам, в Волго-Ахтубинской пойме 12 тысяч видов живых организмов, и каждый из них адаптирован к определенным условиям. Входящие в то или иное природное сообщество виды тесно между собой связаны. Растения – источник органики. Эту биомассу используют насекомые, которые затем становятся источником питания для птиц, земноводных, животных. И если в пищевой цепи что-то резко меняется, это может нанести непоправимый ущерб всему сообществу.

– Сколько вообще таких зеленых «агрессоров» в нашем регионе?

– Вообще видов, для нашей местности чужеродных, много. В стране же их многие сотни. К тому же это число постоянно меняется. Наибольшие масштабы эта проблема приобрела в регионах с более влажным климатом. Но и в Волгоградской области она стоит достаточно остро. Думаю, не ошибусь, если скажу, что инвазивных видов в нашей области не менее трех сотен. К счастью, очень агрессивных среди них не так много.

– Как чаще всего привнесенные виды захватывают новые территории?

– Пути здесь разные. Какие-то виды могут целенаправленно завозиться на новые территории. Это могут делать в том числе коллекционеры декоративных растений, специалисты по озеленению и ландшафтному дизайну, сотрудники дендрариев, ботанических садов. Но человек может заносить чужеродные виды и неосознанно – с грузами, упаковкой. К слову, это не новое явление. Собственно миграция растений – неотъемлемая составляющая миграции человека. Просто раньше перемещения не были столь масштабными, соответственно и «миграция растений» не имела современного размаха.

– А есть случаи, когда привнесенный вид оказывался не «агрессором», а, скажем, другом?

– Большинство наших культурных растений чужеродны для данной местности. Например, пшеница, занимающая огромные площади, родом из Передней и Средней Азии, кукуруза, подсолнечник, бархатцы – «американцы», сорго и клещевина – из Африки. Трудно представить себе нашу жизнь без этих «чужих» растений. Важно удержать всех этих чужестранцев в тех местах, где они сознательно выращиваются человеком, и не допускать их «ухода» в природу.

– Галина Юрьевна, есть ли способы обуздать вышедших из-под контроля «агрессоров»? Может, пора им дать бой?

– За рубежом сейчас активно ищут способы борьбы с такими видами. Они очень сложны, трудоемки, требуют долгой и упорной работы. К сожалению, быстрый результат дают лишь не очень экологичные меры – использование ядохимикатов. К тому же нельзя быть до конца уверенным, что это позволит восстановить прежнее сообщество – далеко не все разрушенное можно воссоздать. Представители местной флоры – это, можно сказать, «зеленое» достояние того или иного региона. И недаром во многих странах вошло уже в моду использовать в декоративном садоводстве только местные виды растений.

– Насколько серьезность этой проблемы понимают в Волгоградском регионе, по вашему мнению?

– Совместно с природным парком «Волго-Ахтубинская пойма» по согласованию с министерством природных ресурсов и экологии Волгоградской области на территории волжской поймы мы реализуем несколько проектов по сохранению и восстановлению природных сообществ, в рамках которых в том числе боремся с инвазивными видами, активно вытесняющими местные сообщества. Одна из таких акций недавно прошла в Ленинском районе на озере Сазаньем, по берегам которого начато механическое уничтожение ясеня пенсильванского. Особо хочется отметить, что местные жители отнеслись к этой акции с пониманием. Тот, кто постарше, даже вспомнил, что подобные мероприятия проводились в этих местах еще в советское время.