История одной шахты

Что общего между шахтерами из Кемерово и Волгоградом?.Угольная компания «Заречная» – одно из крупнейших добывающих предприятий, которое находится в городе Ленинск-Кузнецкий и действует с 1998 года. В истории ее существования не было пока особых вех, связанных с Волгоградской областью. Зато теперь, вероятно, появятся. А у волгоградского мирового суда мог появиться сомнительный опыт «разрешения» дел, связанных с многомиллиардными сделками в угольной промышленности России.

В ожидании нового директора

В сентябре этого года в руководстве предприятия УК «Заречная» ожидались существенные перемены – предстояло назначение нового исполнительного директора. Вместо Виталия Харитонова им должен был стать Александр Щукин. Смена, как считают многие, косвенным образом связана с деловым спором за обладание контрольным пакетом акций на предприятие между владельцем ООО «Интерконсалтинг» миллиардером Виктором Нусенкисом и его деловым партнером из ЗАО «МПО Кузбасс» Геннадием Васильевым. Суть конфликта заключается в том, что каждая из сторон настаивает на том, что контрольный пакет акций «Заречной» принадлежал именно ей.

Когда дело дошло до смены руководства, то выяснилось, что это невозможно, потому что в далеком от Кузбасса Волгограде в мировой суд был подан иск о том, что предприятие должно своим сотрудникам некоторую сумму денег. И сотрудники эти настаивали на том, чтобы до возврата этих средств никаких изменений в руководстве компании не происходило. Судья Елена Мироненко к этим требованиям прислушалась.

Договор, которого не было

Первый иск в мировой суд – участок № 110 Волгоградской области – поступил еще в конце августа. В исковом заявлении человек по имени Радмир Артемьев утверждал, что заключил с предприятием договор в рамках целевой программы субсидирования покупки автомобилей отечественно производства. Иными словами, Артемьев задумал приобрести "Ладу Гранда", что называется, «на паях» с УК «Заречная». Согласно условиям договора он делал ежемесячно определенные взносы в адрес предприятия, а оно, добавляя свои деньги, приобрело бы в итоге желанный автомобиль и передало его счастливому покупателю. Артемьев внес 45 тысяч еще в октябре 2012 года, а в августе 2013 года получил от предприятия уведомление, что в связи со сменой руководства целевая программа сворачивается, а средства, полученные от участников, инвентаризуются, в связи с чем у Артемьева возникли опасения, что назад он их не получит. «Суд должен не допускать произвола, направленного на неисполнение недобросовестными организациями своих обязательств, подчас осуществляемых путем хитрых махинаций и смены директоров», – писал разгневанный истец. Будучи волгоградцем он, кстати, и обратился именно в волгоградский мировой суд, а заодно потребовал в целях обеспечения иска «заморозить» все процессы смены руководства на предприятии. Это для него почему-то было вопросом принципиальным. Как будто он лично заключил договор не с предприятием, а с директором этого предприятия. Тем не менее на суд Артемьев не явился, причем дважды.

После того, как дело Артемьева было закрыто, на сцене появился еще один персонаж по имени Юрий Быханов. Еще один волгоградец выступил с аналогичным иском и аналогичными требованиями, в том числе недопустимость смены руководства предприятия. Только направил он их уже в судебный участок № 114 Тракторозаводского района к судье Елене Мироненко.

Обеспечение бездействия

Поскольку Юрий Быханов оказался проворнее своего непутевого предшественника, то его требования по обеспечению иска были удовлетворены. Произошло это 27 сентября 2013 года, как раз в тот самый день, когда состоялось заседание совета директоров «Заречной», где было принято решение о назначении директором Александра Щукина и соответствующие изменения в ЕГРЮЛ также были внесены. Стоит заметить, что случилось это только потому, что определение судьи Елены Мироненко не дошло вовремя до кемеровской налоговой, в противном случае действия по смене руководства были бы заморожены, а работа предприятия зависла бы на непонятно долгий срок. Ситуация, в конце концов, наверняка разрешилась бы, потому что по утверждению пресс-секретаря предприятия Дмитрия Кучумова, Юрий Быханов, как и Радмир Артемьев, никогда в «Заречной» не работал и проживал также в Волгограде. Но на выяснение этих деталей могли уйти долгие месяцы, а за это время можно было бы смастерить еще несколько подобных исков, в то время как работа предприятия оказалась бы невозможной, и без того непростая экономическая ситуация усугубилась бы еще больше.

Разыгранная партия пленяет своей простотой. Волгоградский мировой суд далек от Кузбасса, от его скандалов и проблем, и его в этом иске ничего не насторожило. Ни одна из сторон также ничем не рисковала. Как пояснила сама судья Елена Мироненко (от комментариев по сути дела она, впрочем, отказалась), по иску Быханова было лишь сделано определение, оно не является аналогом судебного решения, а принимается в преддверии суда. Иск Быханова касался выплаты денег, а требования ограничить смену руководства предприятия были лишь сопутствующими. Быханов мог бы даже проиграть дело или вовсе не явиться в суд, ему это ничем не грозило, просто ограничения были бы сняты, но слишком поздно, а цель помешать смене директора оказалась бы достигнута.

Кузбасс со всеми его угольными сделками действительно очень далек от Волгограда. Но это не отменяет того факта, что волгоградский мировой суд, обеспечив меры по исполнению достаточно сомнительного иска, мог ввергнуть в финансовую пропасть крупное предприятие. «Заречная» – один из крупнейших угольных холдингов страны. То, что этот факт не вызвал ни у кого в суде никаких подозрений, объясняется лишь абсолютной неосведомленностью, возможно, непростительной, если учесть, что о сделках, связанных с шахтой, говорится в масштабе страны. Ситуация, едва не ставшая позорным курьезом, может теперь хотя бы послужить серьезным уроком.

Поделиться в соцсетях