Нам хлеба не надо – работу давай

Слово «тунеядец» появилось в СССР в 1957 году. Именно тогда в советских газетах появился проект закона «Об усилении борьбы с общественно вредными паразитическими элементами».

Закон предусматривал разделение тунеядцев на две группы: «совершеннолетних, работоспособных граждан, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни и злостно уклоняющихся от общественно полезного труда», и «граждан, живущих на нетрудовые доходы».Тогда же появилось и понятие «тунеядец». Под ним стали понимать лиц, сознательно уклоняющихся от труда, а также разного рода «индивидуальных предпринимателей» (туда попадали и «извлекающие нетрудовой доход с приусадебного участка»). В число уголовно преследуемых за «паразитизм» попадали цыгане, верующие, цеховики, алкоголики и диссиденты.

В СССР лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивалась аббревиатура — БОРЗ (без определенного рода занятий), а несколько позже в уголовной среде появилась формулировка на жаргоне — «борзой», то есть, человек стойко не желающий работать. Выявление и отлов тунеядцев возложили на МВД, но их сил на это не хватало, и тогда на помощь милиции пришли так называемые общественные суды — группы активистов, состоящие из дружинников, комсомольцев, партийных и хозяйственных деятелей. Фактически до половины тунеядцев проходили через этих активистов.

Очередной виток борьбы с тунеядством пришелся на начало 60-х годов. 4 мая 1961 года в свет вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР по борьбе с тунеядством. Указу предшествовала мощная пропаганда с призывами бороться с антиобщественными элементами и создавать народные дружины. Крепкие ребята с повязками очищали улицы от стиляг, спекулянтов и дебоширов.

Через три месяца действия Указа в служебной записке для Бюро ЦК КПСС приводилась статистика: «В РСФСР выявлено 130 тысяч тунеядцев. После проведения разъяснительной работы большинство лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда, приступило к работе на предприятиях, стройках, в колхозах и совхозах».

В брежневское время негласно под тунеядцами стали понимать асоциальные элементы — алкоголиков, наркоманов, бродяг, придерживающихся криминальных установок («работать западло»). Надо сказать, что «тунеядцы» и «паразиты» вскоре научились обходить систему — именно тогда появилось «поколение дворников и сторожей». На «липовые должности» устраивалась не только богема, но и цеховики, верующие, различного рода чудаки — все те, кого тогда было принято называть «антисоветским элементом». Так, певец Юрий Шевчук, чтобы его не считали тунеядцем, работал ночным сторожем в молочном кафе «Аврора», а Виктор Цой — дворником.

Самый известный в советской истории тунеядец — поэт Иосиф Бродский. После масштабной травли в газетах он весной 1964-го получил максимальное наказание за тунеядство – пять лет принудительных работ на Севере. А еще через 20 лет известному «советскому тунеядцу» вручали Нобелевскую премию по литературе.

Новая волна борьбы с тунеядцами прошла уже на исходе советской власти — при Андропове. Советским гражданам 1983 год запомнился облавами в рабочее время на людей в парикмахерских, банях и кинотеатрах. Со смертью Андропова эта кампания была свернута, а официально тунеядство исчезло из УК вместе с распадом СССР — в декабре 1991 года.