Первый в области убойный пункт терпит убытки из-за АЧС

Первый в области убойный пункт терпит убытки из-за АЧС
С 1 июля прошлого года в России вступили в силу новые правила для тех селян, которые держат домашний скот и реализуют мясную продукцию на рынке. Решением комиссии Таможенного союза на территории государств – членов Таможенного союза, куда теперь вошла и РФ, был принят технический регламент, согласно которому реализация мяса сельскохозяйственных животных, не подвергнутых убою на мясоперерабатывающих предприятиях, убойных пунктах или убойных площадках, запрещена.

Гладко было на бумаге

Для исполнения федеральных стандартов в Волгоградской области планировалось оборудовать 72 специальных площадки и 22 пункта для убоя сельскохозяйственных животных. Первым открыл убойный пункт в Еланском районе предприниматель Сергей Глива. Его как образцово-показательный демонстрировали всем первым лицам региона. Но сегодня Сергей Мирославович честно признается:

– Если бы я знал, чем все обернется, то никогда бы с этим убойным пунктом не затеялся.

В Вязовском сельском поселении убойный пункт начал функционировать в 2012 году. Он действительно соответствует всем санитарно-эпидемиологическим нормам и правилам: весь в кафеле, с необходимым технологическим оборудованием, холодильной камерой, площадкой для отстоя скота, со специалистами, проученными с помощью центра занятости. Возвели его на базе разрушенного коровника, и обошелся он, по словам владельца, почти в 4 млн рублей. Последний раз власти региона побывали здесь летом 2013 года, пришли в восторг, назвали предприятие Гливы примером для подражания и заверили, что владелец может рассчитывать на 50%-ную компенсацию своих затрат из федерального бюджета. Надо только все бумаги собрать и передать в региональный минсельхоз.

– Я, конечно, обрадовался, – вспоминает Сергей Мирославович. – Из этих 4 млн рублей половина – заемные средства, за которые я до сих пор с банком расплатиться не могу. Изначально речь шла о том, что компенсироваться будут абсолютно все затраты – и стоимость стройматериалов, и затраты на оплату строительных работ, и на приобретение оборудования. Была озвучена сумма – 2 млн рублей. Но потом оказалось, что каждый год выходит новое постановление и новые правила компенсации, и на сегодняшний день мне могут компенсировать лишь затраты на технологическое оборудование. Причем не на все, а приобретенное в определенные сроки – 2013 и 2014 годы. Оборудование же, которое приобреталось раньше, под эту компенсацию почему-то не подпадает…

Электротельфер не в счет

К тому же еланский предприниматель, к немалому своему удивлению, выяснил, что компенсируется стоимость не просто технологического оборудования, а только того, которое имеет сертификат и соответствует коду общероссийского классификатора, относящегося к мясной промышленности. А такие сертификаты и коды имеет далеко не все оборудование, которое используется в убойном пункте.

– Например, электротельфер для подъема туш, балки, электрооборудование к мясной промышленности, получается, никакого отношения не имеют. А как без них работать? Даже крематор, без которого функционирование убойного пункта невозможно в принципе, считается машиной коммунального хозяйства для утилизации биологических отходов. А стоимость крематора, между прочим, от 300 до 500 тыс. рублей, – объясняет Сергей Глива.

Законопослушный владелец Вязовского убойного пункта вышел на органы по сертификации и официально просертифицировал некоторое оборудование как оборудование, относящееся к мясной промышленности. В итоге, общая сумма затрат существенно выросла, а предполагаемый размер компенсации… снизился. Из 1,8 млн рублей затрат, на которые у предпринимателя уже имеются документы (кстати, тоже у первого в Волгоградской области), в лучшем случае, как он надеется, ему будет компенсировано 700-800 тыс. рублей. Целевые деньги по федеральной программе должны прийти в Волгоградскую область, по информации регионального минсельхоза, в сентябре. А за кредит с банком Глива должен рассчитаться в июле-августе – пока он платил только проценты.

Мера вынужденная

Оно бы, может, и ничего, если бы у предприятия прибыль была. А ее нет. Из-за бесконечных карантинов по АЧС объем работы у пункта резко снизился. Когда его планировали открывать и все просчитывали, предполагалось, что через него будет проходить ежемесячно до 300-350 голов скота (именно столько в месяц реализуется на районном рынке). Этого должно было хватить и на оплату электроэнергии, и на арендные платежи, и на выплату зарплаты сотрудникам. Кстати, изначально на пункте работало 9-12 – бойцы скота, жиловщик, скотник для содержания животных на площадке отстоя, механизатор для работы на тракторе со скотовозкой, бухгалтер – то есть все, кто положен на предприятии такого профиля. Но 300 голов забивали только два месяца – до начала карантина, сегодня – всего 100-120 голов. В результате на предприятии осталось четверо сотрудников. Выручает только то, что при пункте есть цех по переработке мяса и свой магазин. Если бы не собственное производство, убойный пункт можно было бы смело закрывать как нерентабельный.

– Убойные пункты тоже всякие есть, – рассказывает Сергей Глива. – В одном из соседних районов я видел один такой: размер 6 на 6 м, ни отстойной площадки, ни холодильника, сам хозяин воду привозит и сам же скот забивает. Затраты минимальные и прибыль есть – но это до ближайшей проверки надзорных органов. А мы, поскольку были первыми, делали все так, как положено по нормам и законам. В результате первыми можем и закрыться.

Ситуацию мы попросили прокомментировать заместителя министра сельского хозяйства по Волгоградской области Леонида Сюльева. Вот что он ответил:

- Принимая во внимание колоссальный ущерб, нанесенный отечественному свиноводству африканской чумой свиней, а также исключительно высокую степень угроз и рисков, связанных с распространением инфицированной вирусом АЧС продукции, Правительство Волгоградской области принимает все меры к недопущению распространения вируса АЧС. Введение карантинов в необходимых случаях – мера вынужденная и необходимая для локализации и уничтожения очагов заболевания. В противном случае возникает опасность полного уничтожения свинопоголовья в личных подсобных хозяйствах и сельхозпредприятиях. Бюджетная поддержка, оказываемая любым субъектам бизнеса должна быть прозрачной и эффективной. Поэтому законодатель предъявляет определенные требования к приобретаемому с господдержкой оборудованию, его назначению и сопровождающему документообороту. Эти требования обязательны для всех и обозначены в соответствующих нормативных актах. Что касается указанного предпринимателя, то ему давались разъяснения о компенсации в размере 50 % того оборудования, которое соответствует перечню оборудования для убойных цехов и приобретенного путем безналичного расчета с предоставлением соответствующих документов.

На сегодняшний день в области функционирует 122 убойных цеха. По словам Леонида Сюльева, есть проекты по открытию новых.

Поделиться в соцсетях