Росстат введет новые исследования, чтобы помочь выполнить задачи Путина

Росстат введет новые исследования, чтобы помочь выполнить задачи Путина
В Волгограде с рабочим визитом побывал глава Росстата Александр Суринов. В городе-герое он провел заседание Совета руководителей ведомства и ответил на несколько вопросов корреспондента делового выпуска «Волгоградской правды».

− Александр Евгеньевич, почему было решено провести это мероприятие именно в Волгограде?

− Наш коллега – глава Волгоградстата предложил приехать, я с удовольствием согласился. Не был в городе с 2015 года, вдобавок один из вопросов, которые будет рассматривать Совет, − сельхозперепись, а у вас в плане сельского хозяйства серьезный регион, заметный. Поэтому где, как не у вас.

− Что-то изменится в работе ведомства в условиях стратегических задач властей до 2024 года, которые обозначил президент?

− Конечно, ведь исполнение этих задач во многом зависит от объективной картины, которую дает статистика. Чтобы понять, как политика влияет на внешний мир, нужна информация, нужно сделать замер, посмотреть, что собой представляет то или иное явление. Важно и выявить факторы, которые влияют на макроэкономические процессы, понять, что и как стимулирует бизнес и позволяет ему развиваться. Плюс необходим регулярный мониторинг, и мы как раз призваны его обеспечить. Мы делаем замеры по всем направлениям, которые обозначил президент.

− Росстат сейчас много критикуют за то, что его цифры иногда не отражают реальной картины.

− Сейчас компании воспринимают статистику как излишнюю нагрузку, есть такое негативное восприятие. Поэтому главное направление, которое стоит сейчас на повестке дня − быстрее решить эту проблему. Надо  задавать только те вопросы, которые на самом деле нужны. Сейчас мы формируем такое количество показателей, что компаниям нужно выбирать из них. С другой стороны, население и бизнес должны иметь упрощенный доступ к нашей информации, чтобы понимать, что происходит в обществе. Чтобы повысить качество исследований, нам необходимо расширить выборки, цифры должны иметь высокую надежность на региональном уровне. Да, эта выборка всегда имеет некие смещения, это вопрос к нам, к нашей методологии. 

− Что делает ведомство, чтобы улучшить качество своих исследований?

Мы очень мало времени даем предприятию на подготовку информации, чтобы заполнить форму отчетности, которая является основной для расчета многих индексов. Предприятия, которые имеют несколько цехов в разных регионах страны, им за 2−3 дня собрать информацию очень тяжело, потому это часто бывает только оценка. Мы анализировали другие страны мира − у нас самый короткий срок. И сейчас вместе с Минэкономразвития мы нашли поддержку, мы будем пытаться этот срок сдвинуть. Это будет значительное улучшение качества исследований. Вопрос ведь в чем. Например, предприятие оценило ситуацию, мы включили это в наши расчеты. В следующем месяце предприятие меняет свою оценку за тот период, который уже рассчитан. Как результат −  путаница, неразбериха, недовольство экспертного сообщества и так далее.

Кроме того, мы внедрили новый классификатор видов экономической деятельности с учетом современных потребностей. Это надо было сделать раньше, как в других странах. Сейчас пока еще предприятия не совсем адаптировались, но это временный процесс, это надо пережить − глобальных изменений в классификаторе больше не будет.

− А будет ли меняться матрица показателей с учетом майских указов?

− Какие-то показатели будут введены, от каких-то мы откажемся. Сейчас мы будем разрабатывать показатели  устойчивого развития, поскольку Россия – член ООН. Для глобального мониторинга  Российская Федерация должна будет подготовить свой национальный доклад. Показатели касаются ситуации в обществе, демографии, экономики, практически всех сторон современной жизни. Сегодня международное статистическое сообщество завершает работу над ними, показателей всего около 240. Такого никогда не было, ранее готовились 40−50 позиций.

− Над чем еще предстоит поработать?

Моя мечта − внедрить обследование латентной составляющей преступности. Например, что собой представляет жертва или, например, немедицинское потребление наркотиков –  это очень важная тема. У нас в России это делается, но фрагментарно, на региональном уровне. Но в общем-то мы можем вывести это на федеральное исследование. Например, мы несколько лет назад внедрили одну из самых сложных оценок − рацион питания. Это делают только  в нескольких странах, в том числе и у нас. Если будут ресурсы и будет спрос у разработчиков, мы подготовим наших специалистов для таких нестандартных исследований.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях