Спецрепортаж: копать нельзя засыпать

В нашем регионе есть целые бригады «почвенных браконьеров», которые ради песка, мела и других полезных ископаемых вырывают огромные незаконные карьеры, нарушая слой почвы и экологический баланс. Причем из-за несовершенства законодательства они остаются практически безнаказанными.

Дорога, выложенная мелом

Автомобиль бодро перемещается по степной дороге, которая после крутого поворота неожиданно открывает перед нами необычный пейзаж. На фоне синего неба появляется ярко-белая скала мелового отложения. Мой спутник – житель села Захаровка Ольховского Анатолий Подлесный – рассказал, как в 90-е годы он вместе с сельчанами охранял эти места от несанкционированных меловых разработок. Они могли изменить экологический климат этой удивительной по природным качествам местности.

– Если бы начали в этом месте добывать мел, то пещеры в Каменно-Бродском монастыре могли бы обрушиться, и тогда природной катастрофы не миновать, – говорит Анатолий.

Разрабатывать добычу мела пытались и в «нулевые» годы заезжие коммерсанты из Москвы, причем местная власть тогда дала на это добро. Немало инстанций пришлось пройти Анатолию, чтобы отстоять неприкосновенность меловых гор.

– У нас есть официальный меловой карьер, – говорит Анатолий. – Но в то время каждый любитель наживы пытался захватить этот уникальный уголок природы. Я бы не справился, если бы местные казаки не встали на подмогу.

В Калачевском районе дела обстояли намного хуже. Между станицами Голубинская и Малая Голубая меловой карьер разрабатывался несколько лет, но официально, по документам, он не существовал вообще. На вопрос, кто хозяин карьера, местные житель только жали плечами: какие-то машины с кавказскими номерами регулярно увозят мел, а куда – неизвестно. Более того, жители станицы Малая Голубая на общие собранные деньги дорогу от асфальта до центра поселка выложили мелом. Естественно, он был продан из несанкционированного карьера.

– Наше законодательство довольно лояльно к расхищению природных ресурсов, – высказывает свое мнение юрист Сергей Боголюбов. – Нарушители отделываются незначительным штрафом, размер которого определяется без учета стоимости земли и роста цен. Да и вообще поймать за руку этих «браконьеров» на огромных угодьях России, в том числе в Волгоградской области, очень сложно.

Любой карьер – это будущая свалка

В Волгоградской области только за последний год выявлено три крупных несанкционированных карьера. Самое беспрецедентное вмешательство в природный слой земли обнаружено в Иловлинском районе, где около года назад был разработан песчаный карьер ООО «Мостовик». Подобная ситуация была и в Серафимовичском районе, где рабочими был вырыт песчаный карьер и снят плодородный слой земли. Площадь несанкционированного карьера составила 2900 кв. м, глубина – 4,5 м. При этом, как установили следователи, земляные работы производились в особо охраняемой природной зоне самовольно, без разрешительных документов.

А буквально на днях в Дубовском районе был обнаружен еще один несанкционированный карьер, который был вырыт рядом с несанкционированной свалкой. Такое «соседство» помогает нарушителям маскировать следы – вроде бы вырыли специально, чтобы «похоронить» свалку.

– Проверкой установлено, что ООО «СКИФ» выполняет работы по строительству объекта «Берегоукрепление Волгоградского водохранилища в районе города Дубовки в рамках заключенного контракта с ФГБУ «Управление эксплуатации Волгоградского водохранилища». Так, за месяц ООО «СКИФ» была произведена добыча и забор песка в количестве 17 100 тонн, – прокомментировала ситуацию помощник прокурора Волгоградской межрайонной природоохранной прокуратуры Светлана Чайковская. – Волгоградская межрайонная природоохранная прокуратура приостановила деятельность предприятия, которое вело добычу песка без лицензии.

Проще быть вне закона?

Но назначенные штрафы, мягко говоря, удивляют. По законодательству должностные лица отделываются штрафом в 30 тысяч рублей, а юридические – в 400 тысяч. Такой риск на фоне многомиллионных заказов вполне оправдан. И даже это наказание оспаривалось в судах в течение четырех месяцев!

Показателен пример из Кировского района Волгограда. Там предприниматель буквально у всех на глазах добывал песок, и, когда в момент погрузки его застали инспекторы, выяснилось, что он уже не раз нарушал законодательство и отделывался штрафом. В свое оправдание он пытался указать на сложную процедуру получения лицензии на добычу песка. Для этого необходимо документально подтвердить, что именно в этом месте экологический баланс земли не будет нарушен. Это должны быть результаты экспертизы, которая, как известно, стоит немалых денег. А ведь еще, чтобы стать владельцем официального карьера, надо создать юридическое лицо, набрать штат, купить оборудование и открыть счета в банке. Лицензия на добычу песка действует 5 лет, хотя срок можно продлить, если выполнять все условия и не нарушать требования.

– Я столкнулся с таким парадоксом, что жители Ленинского и Среднеахтубинского районов при несметных залежах собственного песка должны привозить его из Орловского карьера! – говорит заслуженный эколог России Владимир Лобойко. – Даже на кладбище неоткуда брать песок, если его не привезут. Я прояснял ситуацию и на примерах убедился, что получить лицензию на добычу песка в современных бюрократических условиях почти невозможно! Множество экспертиз, справок, которые ограничены сроками, ожидания результатов и сбор новых – процесс бесконечный.

По официальной статистике, в ЮФО насчитывается более 70 несанкционированных карьеров, но на самом деле их гораздо больше. Опасность такой деятельности не оценивает никто. Часто при углублении грунта на поверхность выступает вода – нарушается важная жила, и потом вода внезапно уходит из близлежащих поселков.

– Типичный пример – строительство Третьей Продольной магистрали в Волгограде, – продолжает Лобойко. – Вдоль дороги появилось множество озер, но из Верхнего поселка ВПЭЛС ушла вода. Пришлось тянуть водопровод из города с небывалыми затратами! Так не проще ли изменить закон и контролировать места под разработки полезных ископаемых государственными структурами с арсеналом научных сотрудников и лабораторий?

В новом законодательстве по охране природных ресурсов предусмотрены затраты на мониторинг несанкционированных разработок, он будет проводиться по космическим снимкам. Немалая работа предстоит и руководителям муниципальных образований, которые должны ликвидировать последствия несанкционированных разработок.

На сегодняшний день самый крупный официальный карьер в регионе – Орловский – фактически стал монополистом по добыче песка. Предприниматели надеются, что проблему добычи полезных ископаемых можно будет решить хотя бы на местном законодательном уровне, чтобы упростить схему получения лицензии без последствий для экологии региона.