Бункер, в котором ковалась победа

Планы сделать музей из командного пункта Чуянова пока не осуществились. Вентиляционная шахта и дверь, ведущая в подземелье… Уже далеко не все волгоградцы знают сегодня, что за необычные сооружения смотрят на них в Комсомольском садике недалеко от НЭТа. Их история связана с самым упорным и кровопролитным сражением Второй мировой войны.

Объект 98-бис

Городской Комитет Обороны (ГКО) был создан в Сталинграде 23 октября 1941 г. Его наделили всей полнотой военной, хозяйственной и административной власти в городе и области. Возглавил комитет Алексей Чуянов – первый секретарь Сталинградского обкома ВКП (б). В те дни вся промышленность города перестраивалась на военный лад – предприятия выпускали 182 вида продукции для фронта. Жизнь людей тоже была подчинена военному времени. ГКО оперативно решал разные вопросы. В числе важнейших – прокладка новых железнодорожных путей, создание боевых частей, народного ополчения, истребительных батальонов, строительство бомбоубежищ, щелей, укрытий, подготовка запасов воды для тушения пожаров и многие другие.

Тогда же, в июле 1941 г., исполком облсовета принял решение о строительстве подземного командного пункта. Примавшая участие в работах ветеран труда Иванова вспоминала, что объекту дали кодовое имя "98-бис Метростроя»: "Ходом работ постоянно интересовались, и сюда приходил первый секретарь обкома партии Чуянов. Была уже половина августа 1942 года, а с вентиляцией не получалось, недоставало нужного оборудования. Работа была завершена 15-18 августа 1942 года».

 

Под плитами кипит работа

Сооружение площадью 250 м2 было построено в котловане объемом 1500 м3.Стены, основание и перекрытия выполнены из монолитного железобетона. Верхние перекрытия усилены броневыми стальными листами.

Внутренняя часть помещения – двухэтажная по 96 м2, разделенная перегородками на комнаты. Глубина 8 м. Все оснащено электроэнергией и связью. На поверхности – входной тамбур и вентиляционная шахта. Все построено из бетона и кирпича. Когда впервые спустилась вниз по толстым и монолитным ступенькам, стало как-то не по себе, земля давила, но это сейчас в мирное время так кажется, а тогда это была основательная защита. На первом этаже штаб местной противоздушной обороны (МПВО), на втором (внизу) – ГКО.

В воспоминаниях бывшего заместителя заведующего особым сектором обкома партии Мякинина подробно описана обстановка комитета обороны. «Первый этаж из двух комнат. В маленькой находился председатель ГКО Чуянов. Она размером примерно 3х3 метра. В ней стояли два стола и пять стульев. С правой стороны стояла тумбочка, на ней три телефонных аппарата: один прямой ВЧ – Москва, городской и с военным штабом. Слева – кушетка, диван, на стене вешалка. Позади стула два портрета: Ленин и Сталин, а также карта области. В большой комнате сидели секретарь, члены ГКО. На втором этаже располагался штаб МПВО. Помещение освещалось электричеством от маленькой ручной электростанции, расположенной между этажами, и заранее приготовленными керосиновыми лампами. КП охранялся милицейским взводом. Полы в КП были бетонные, на них расстелены в два слоя ковры, принесенные из здания обкома партии».

23 августа город подвергся небывалой бомбежке. Чуянов в своей книге «Сталинградский дневник» пишет: «Немцы методически сбрасывают то зажигательные, то тяжелые фугасные бомбы. Кромешный ад. Все основные коммуникации города – водопровод, электросеть, телеграф и телефонные линии выведены из строя. Вся центральная часть города объята пламенем. Городской комитет обороны перебирается на Командный пункт в Комсомольский садик. Там внизу под монолитными плитами – кипит работа».


«На КП взорвались беприпасы»

В дневнике Чуянова очень четко расписаны все дни работы ГКО, вопросы, которые под непрерывным обстрелом противника быстро решались. При этом не терялась связь с предприятиями, партийными ячейками. Связь шла и с военными штабами 62-й, 64-й армий. Издавалась газета «Сталинградская правда», предприятия города работали и выпускали продукцию, ремонтировали технику.

Из книги Чуянова: «Пятый день неотлучно нахожусь на КП городского комитета обороны. Мы все теперь живем на КП в Комсомольском садике. Квартиры наши разрушены, семьи эвакуированы... 4 сентября. В город проникли вражеские ракетчики. Началась бомбежка КП целенаправленно. 5 сентября. Военный совет и штаб фронта передислоцировались в район хутора Ям на левый берег Волги. Предложили и нам переходить на запасной КП. 9 сентября. Гитлеровцы подошли к Комсомольскому садику. Решили перейти на запасной КП в районе Соляной пристани, а на нашем КП обосновались МПВО и штаб 272-го стрелкового полка 10-й дивизии НКВД. 12 сентября на КП в Комсомольском садике взорвались боеприпасы, в которые угодил вражеский снаряд. И все обитатели КП под руководством секретаря горкома партии Пиксина и председателя горсовета и начальника МПВО Пигалева перебазировались тоже на Соляную пристань. 14 сентября. КП городского комитета обороны находится в нескольких метрах от линии фронта. Приняли решение перебазироваться на левый берег Волги. Поздней ночью со стороны Красной Слободы подошли два полуглиссера, и мы начали переправляться. Последним рейсом уезжали тт. Воронин, Зименков, я и мои товарищи».


Вспомните и расскажите

После Сталинградской битвы город представлял собой страшную картину разрушений. Мертвыми гигантами замерли заводы. В центре города ни одного целого здания. Где жить? Как восстанавливать? 4 февраля в 12 часов дня на площади Павших борцов состоялся митинг победителей и защитников города. «Мы возродим наш город!» – в едином порыве поклялись собравшиеся.

В дни сражений был разрушен и командный пункт городского комитета обороны. На заседании бюро ВКП (б) от 15 апреля 1943 г. было принято решение «О восстановлении КП в г. Сталинграде». В 1948 году разрушения наружных построек и внутренних помещений убежища были устранены. На входном тамбуре установлена мемориальная доска: «Здесь в дни Сталинградской битвы с 23 августа по 14 сентября 1942 г. работали: областной и городской комитеты ВКП (б), исполкомы областного и городского Советов депутатов трудящихся, городской комитет обороны, областной комитет ВЛКСМ и штаб МПВО». Доска из красного гранита, на которой вырублен рельефный текст. Автор – архитектор Баринов.

В 1975 году сооружение передано Волгоградскому государственному музею обороны для использования его как памятника. Позднее предполагалось открыть в этом бункере музей Алексея Чуянова, но помешали технические трудности. К 66-й годовщине победы под Сталинградом на бункере ГКО была открыта мемориальная доска с его портретом.

Время идет, меняется мир, его ценности, и можно даже услышать, что открывать музеи незачем. Если дороги в городе не можем привести в порядок, то какой смысл в музеях? Есть смысл. Думаю, не нужны будут и дороги с красивыми машинами, если в городе не станет тех, кто помнит и знает историю своего города, задумывается о будущем своих детей. Хочется обратиться к людям, проходящим через Комсомольский садик. Остановитесь, обратите внимание на памятник войны, вспомните, расскажите детям.

DNG