Девочка, превратившаяся в памятник

Она спаслась от гитлеровских бомб, чтоб воплотиться в статуи волгоградского скульптора. В этой волнующей истории нет ни единого слова неправды. Хотя она составлена из цепочки стольких, чуть ли не мистических совпадений, что в их реальность непросто поверить.

Роковой эшелон

В июле сорок первого, когда над Ленинградом нависла угроза блокады, с Московского вокзала Северной столицы отправлен был в эвакуацию поезд с детьми. На станции Лычково Новгородской области внезапно налетели на него чуть ли не три десятка самолетов с крестами на крыльях. Эшелон был разбомблен практически полностью. Останки погибших детей, части их тел были тогда разбросаны на станции повсюду, даже висели на телеграфных проводах.

Следовавшая в этом поезде маленькая ленинградка Ира Зимнева, которой к тому времени не было еще и трех лет, сама почти не помнит тех событий – ей о них потом рассказывали бывшие попутчики, что были немного постарше. Так, не запомнила она, как лежала в этот день под грудой мертвых, обгоревших детских тел, как извлекали ее из-под них. Спас же Ирину местный мальчик, нашедший небольшую куклу среди мертвых тел. Хотел поднять ее, но девочка, сжимавшая куклу в руке, зарыдала. Тогда мальчишка понял: здесь находится живой ребенок.

Мальчик забрал тогда Иру в деревню с собой. В семье у них и без того к тому моменту было пятеро детей, но мать Алеши приняла шестого. Однако гитлеровцы, придя вскоре в село, выгнали эту семью из дома. Пришлось ей жить в землянке, на болотах. Там от болезней и от голода скончались двое малышей. Женщина, взяв тогда Ирину на руки, дошла с ней до линии фронта и передала ее нашим солдатам. И через некоторое время Ирина снова оказалась в Ленинграде, у своих родных. Но то уже было блокадное время, и маленькой Ире сполна довелось пережить все его тяготы и ужасы.

Внезапная встреча

Сейчас Ирина Алексеевна на пенсии. Она доктор педагогических наук, профессор. Награждена большим количеством общественных и государственных наград. Есть в их числе одна, которая особенно ей дорога – медаль «В память трагедии Лычково» за номером 001.

– На станции Лычково, – говорит она, – есть одна большая символическая могила погибших тогда при бомбежке детей, их там примерно полтора десятка похоронено. Но рядом с сельским кладбищем есть поле, на нем по сей день никого не хоронят. Там и было погребено в сорок первом большинство детей из разбомбленного эшелона. Там нет ни единой могилы – тела погибших попросту засыпали, и затем все сровняли с землей. При этом зачастую хоронили по отдельности и ручки, и ножки, и детские головы…

Точно никто не знает по сей день, сколько же всего детей погибло в этом эшелоне. Есть сведения, что в некоторых из двенадцати вагонов поезда было приблизительно по триста человек.

Спустя много лет после лычковской трагедии, в 1984 году, Ирина Зимнева с ее супругом, жившие в Ленинграде, купили дачу в Новгородской области. Решили там построить баню. Строить ее супруги пригласили местного плотника. Когда была окончена работа и сели обмыть новую баньку, этот плотник, Алексей Осокин, рассказал Ирине Алексеевне, как в сорок первом, будучи мальчишкой, спас он неподалеку девочку с разбомбленного поезда, у которой в руках кукла была, и как благодаря этой кукле она и осталась жива.

Трудно было бы не понять чувства, нахлынувшие на Ирину Зимневу, когда она слушала этот рассказ…

Куклу эту Алексей узнал затем, приехав в Ленинград к Ирине Алексеевне. Спутать с какой-либо другой ту куклу было невозможно, была особая примета – ручка одна была обломана и привязана черной лентой. Оторвалась она как раз тогда, когда на станции Лычково в сорок первом мальчик потянул за нее, попытавшись поднять.

Слеза, отлитая из бронзы

Долгое время о трагедии Лычково не знал практически никто в стране. Но в двухтысячном году, во время празднования Дня Победы, впервые было рассказано о ней во всеуслышание в передаче Первого телеканала.

Первый канал стал тогда собирать средства на памятник погибшим детям. Он, выполненный академиком Бургановым, был установлен через некоторое время на кладбище в Лычково, возле символической могилы. Но как местным жителям, так и ветеранам лычковской трагедии он не пришелся по душе. Они решили: нужен памятник другой. Стали искать исполнителя. Так они вышли на волгоградского скульптора Виктора Фетисова. А у него как раз к тому времени был почти готов памятник жителям Сталинграда, погибшим при бомбардировке в августе сорок второго. Запечатлена в нем сильно перепуганная девочка, которая не понимает, что происходит вокруг. Когда памятник этот отлили из бронзы, на щеке у девочки осталась капелька металла. Скульптор не стал снимать ее, так как она была похожа на слезинку. Конечно, это был простой дефект литья. Но выглядит всё это так, как будто к роковому памятнику прикоснулась рука Бога, внеся в него недостающий штрих.

Руководители культуры Волгограда того времени, однако, отказались от памятника работы Фетисова, предпочтя ему памятник-«бомбу», что ныне установлен на Центральной набережной города-героя. Тогда он был отправлен скульптором в Лычково, где и стоит теперь на железнодорожной станции.

– Принимать этот памятник для Лычково, – рассказывает Ирина Зимнева, – отправляли в Волгоград меня. Я привезла тогда с собой свою детскую фотографию, чтоб показать Виктору Георгиевичу, как одевали детей того времени. Оказалось неожиданно, что лицо девочки, запечатленной в памятнике, очень похоже на мою детскую фотографию. И я узнала в этой девочке себя…

Девочка, кровиночка, сестричка…

Так скульптор Виктор Фетисов, сам того не предполагая и не зная совсем об этой женщине, выполнил ее скульптурный портрет в ее детском возрасте. А через некоторое время за лычковский памятник ему была присуждена премия Правительства Российской Федерации.

«Девочка, кровиночка, сестричка,/Ты навеки память береди./Горестная птичка-невеличка/ С теплым сердцем в бронзовой груди!» – так писал об этом памятнике волгоградский поэт Василий Макеев.

И еще одно удивительное совпадение. В трудное время для нашей страны, в девяностые годы, в семью к Ирине Зимневой случайно попала посылка из Германии с гуманитарной продуктовой помощью. Ирина Алексеевна с супругом поблагодарили за нее в письме. Так завязалась переписка. Как выяснилось в ней, немец, отправлявший им эту посылку, был в сорок первом летчиком гитлеровских «Люфтваффе», участвовал в бомбежках Новгорода и окрестных мест. Он был в числе тех летчиков, что разбомбили в сорок первом эшелон с детьми в Лычково.

Так всемогущее время свело и примирило меж собой виновника и жертву одной из самых страшных и кровавых трагедий двадцатого века…

 

DNG