«Наша задача – рассказать правду»

Участник Сталинградской битвы делится воспоминаниями. Анатолию Венедиктовичу Козлову за 90. За плечами ветерана яростные битвы, горящий Сталинград и Великая Победа.

От станка – в пехоту

Родился он в Цимлянском районе Ростовской области 12 февраля 1922 года. Известие о начале Второй мировой застало его в Грозном, где Анатолий работал учеником электрослесаря. В 1942 году его призвали, отправили в Грозненское военно-пехотное училище. Позже туда поступил приказ наркома обороны Семена Тимошенко: срочно обучить и выпустить 100 лейтенантов. Анатолий Козлов в то время был командиром отделения, получил звание младшего сержанта, и так как новички были еще совсем «зеленые», выпуск решили делать из числа младшего командного состава.

Молодого бойца отправили под Харьков, где он принимал участие в наступательной операции на Юго-Западном фронте.

– Очень тяжелая была обстановка. У немцев преимущество было во всем: в танках, в авиации, в продовольствии, в снаряжении. Напряжение росло, фашисты наступали, чувствуя превосходство. Наши пошли в контрнаступление, да неудачно. Две армии попали в окружение под Харьковом, пришлось отступать. Я уходил с оперативным отделом штаба дивизии. Мы все время находились под бомбежкой. Шли к Ростову, – продолжает Анатолий Венедиктович, – а рядом по дороге двигалась толпа: военные, гражданские, госпитали. «Мессершмитты» сопровождали нас. Кто-то погибал во время бомбежек, их не хоронили – некогда было. Толпа просто снова смыкалась и шла по дороге дальше. Началось мародерство. Мы не знали, что нас ждет. Еще до этого в оперативном отделе офицеры вскрывали конверты, чтобы прочитать, как обстоят дела. Потом заклеивали их картошкой. Ну а что было делать? Это очень тяжелое чувство, когда не знаешь, что происходит.

Дорога была нелегкой. Без еды, с растертыми в кровь ногами. В деревнях женщины с заплаканными глазами выносили кто хлеб, кто молоко. Брать их было стыдно, но голод заставлял. Невзирая на страшную боль в ногах и усталость, шли, ведь немцы смыкали кольцо, и если не успел вырваться – плен.

Было страшно

По пути случилось так, что Анатолий потерял своих и до Каменска-Шахтинского дошел с комиссаром, имени которого даже не нашлось времени спросить. Там собрались разрозненные войска. Связи не было, никто не знал, куда идти, всем этим скоплением людей никто не управлял. Анатолий нашел коменданта, спросил, куда ему двигаться, чтобы отыскать товарищей. Тот что-то написал в блокноте, протянул Козлову листок. На нем было написано: "Сталинград".

– Когда проходили мимо Цимлянской, я хотел зайти, чтобы попрощаться с матерью. Не верил, что выживу. Все на тот момент говорило: шансов у нас никаких. По пути в станицу мы встретили человека, рассказали, куда идем, а он показывает на клубы пыли вдалеке и говорит: «Видите? Это немецкие танки в Цимлянской». Мы повернули в сторону Котельниково.

В Котельниково Анатолий встретил ребят из своего училища, которые ехали на защиту Сталинграда. С ними добрался до Чапурников.

Это был июль 1942 года. Бои шли на дальних подступах к городу. Ценой огромных, страшных потерь армию Паулюса советские солдаты сдерживали целый месяц. Почти все, кто участвовал в этом, погибли, но их жертва дала время, чтобы перебросить наши войска в Сталинград.

Анатолий Венедиктович рассказывает, как спасались порой от немцев: бежали под рев фашистских самолетов. Как получили приказ "Ни шагу назад!" Как перед строем расстреляли танкиста, который симулировал ранение, бросив свой танк на поле битвы. Как небо горело огненными всполохами днем и ночью и повсюду стояли столбы пыли от взрывов. Как прятались под машинами от смертельного града осколков, которые отбивали барабанный бой по кузову и впивались в землю в считанных сантиметрах от людей. Все вокруг горело, и в этом адском огне они слышали только вой сирен, вопли ужаса и боли, стоны, крики, рев перепуганных животных… Безумная симфония самой трагической и величайшей в современной истории битвы.

Анатолий Венедиктович вспоминает:

– Когда перешли по мосту через Дон, немцы бомбили нещадно. Пикирующие бомбардировщики включали сирены, действовали на психику, молотили нас как могли. И вот я смотрю – лежит человек, лейтенант, весь живот ему распахало, он говорит мне: «Братишка, застрели». И я вынужден был… Вы представляете? Дальше смотрю – лошадь с перебитыми ногами, и вот такие слезы у нее из глаз. Я и ее застрелил, чтобы не мучилась. Там вокруг был просто винегрет… Страшно.

Победа-вдохновение

Но победу одержали. Выстояли. Иностранная пресса называла Сталинград стальным городом и родиной героизма. Именно с Мамаева кургана началось победное шествие Красной Армии, которая больше уже не отступала.

– После Сталинграда появилась надежда. Кто-то говорит: «Я верил в победу всегда», – но как можно верить, когда тебя гонят и гонят две тысячи километров? Я, честно признаюсь, не верил. Вот триумф под Сталинградом вдохновил и меня, и армию, и весь советский народ, – говорит Анатолий Козлов.

За время войны он был адъютантом командира 18-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии, офицером связи командования 1-го гвардейского мехкорпуса, заместителем командира 11-го отдельного мотоциклетного батальона 1-го гвардейского механизированного корпуса. В 1943-м окончил курсы усовершенствования офицерского состава при 2-м Киевском артиллерийском училище. Сталинград не стал эпилогом его боевой судьбы. Были еще знаменитое Прохоровское танковое сражение в Курской битве, взятие Будапешта, Венская операция. Там, в Австрии, для Анатолия Козлова закончилась война. Летом 1945 года он принимал участие в торжественном Параде Победы на Красной площади.

Среди наград ветерана два ордена Отечественной войны I степени, ордена Отечественной войны II степени, Красной Звезды, две медали "За боевые заслуги", медали "За победу над Германией", "За взятие Будапешта", "За взятие Вены" и многие другие.

Он считает, что очень важно рассказать потомкам правду о войне, избежать искажения истории, лжи и кривотолков, которые распространяют о Великой Отечественной войне недобросовестные люди.

 

DNG