Один из крылатого строя

Сын известного государственного деятеля Анастаса Микояна погиб в небе Сталинграда. Три сына Анастаса Ивановича воевали в небе Сталинграда. Один из них, воспитанник прославленной Качи, одаренный и бесстрашный Владимир, навсегда остался восемнадцатилетним.

С мечтой о небе

Володя родился 17 июня 1924 года в г. Кисловодске. В 1926 году семья переехала в Москву, когда его отца Анастаса Ивановича Микояна назначили наркомом снабжения СССР. В семье было пять братьев – Степа, Володя, Алеша, Вано и Серго. Все дети были названы в честь революционеров и героев Гражданской войны.

Володя был очень хороший товарищ, честный, справедливый, охотно проводящий время с друзьями, уделял большое внимание спорту – хорошо плавал и прыгал в воду с вышки, ходил на лыжах и бегал на коньках, в школе посещал гимнастическую и стрелковую секции.

В 1937 г. он поступил в конно-спортивный клуб ОСОАВИАХИМа и стал отличным наездником, участвовал в соревнованиях. Иногда Климент Ефремович Ворошилов – нарком обороны – брал его вместе с Тимуром Фрунзе на охоту. Дети Анастаса Микояна хорошо умели обращаться с оружием, но они, как и большинство их сверстников, бредили небом. А если учесть, что их родной дядя – Артем Иванович Микоян был известным в стране авиационным конструктором, стремление к небу у братьев Микоян было безграничным.

С началом Великой Отечественной войны Володя добился зачисления его досрочно, после 9 класса, в Качинскую военную школу пилотов им. Мясникова. Она находилась в то время в г. Красный Кут Саратовской области, там учился его старший брат Степан. К этому времени система обучения в Качинской школе изменилась – стала ускоренной, летчики выпускались не одновременно, а небольшими группами – по мере их готовности.

Владимир попал в группу инструктора Каюка. Домой Владимир писал: «19.08.1941. Здравствуйте все! Вот я и живу теперь в казарме с ребятами. Ходим вместе на аэродром, три раза летал со Степкиным инструктором, в воздухе управлял сам. Пишите, как у вас дела? Достали ли сетки на дом, построили ли убежище? За почерк извините – спешу на аэродром. Володя».

«Скоро вылечу самостоятельно»

Через десять дней от него было еще одно письмо. «29 августа 1941 года. Здравствуйте, мама и все! У меня уже 25 полетов на УТ-2. Сам взлетаю, сам выполняю посадку. На аэродроме находимся до 9 часов. Придем – помоемся, поужинаем, вечерняя поверка – и спать. Времени совсем нет, спим прямо на досках с матрацем. Мама, если можно, пришли одеколон и еще свечек – штук пять, а то у нас часто нет света. А Лешке скажи, чтобы он написал мне адрес Эли, ну и все. До свидания, Володя».

Своим многочисленным друзьям он писал так: «Я добился своего – пошел в летную школу. Летаем мы каждый день. Скоро вылечу самостоятельно. Готов давно, но меня еще должны проверить – помощник начальника школы дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Денисов. Степка уже получил звание лейтенанта, сейчас под Москвой, имеет боевые вылеты. Завидую ему, а я сижу в этом чертовом Красном Куте. Дуют ужасные ветры, метели. Извините за почерк – пишу прямо на аэродроме».

Фронт требовал людей. Нужны были не просто пилоты, умеющие летать. Главное – умение противостоять в воздушных боях опытному и коварному противнику. В феврале 1942 г., закончив ускоренный курс обучения, Владимир получил звание лейтенанта. После окончания летной школы он был направлен в инспекцию ВВС, где параллельно проходил тренировки на самолетах новых типов. Здесь он освоил самолеты «Харрикейн» и ЯК-1.

Герои не уходят бесследно

Летом 1942 года Володя был направлен в 434-й истребительный авиаполк резерва Главного Командования. В томительном ожидании боевых вылетов он пишет на имя начальника инспекции рапорт: «Прошу Вашего разрешения об отправке меня с 434-м истребительным авиационным полком для участия в боевых операциях. К работе в полку считаю себя подготовленным. Лейтенант Микоян В.».

В августе этот полк находился под Москвой с целью пополнения личным составом и тренировки на новых самолетах. В начале сентября летчики были переброшены на транспортных самолетах в Багай-Барановку (севернее Саратова) для получения новых самолетов – ЯК-7б. В течение трех дней производились облеты самолетов и отстрел оружия по земле. 18 сентября полк в полном составе на своих машинах вылетел в район Сталинграда.

Задача у 434-го авиаполка была одна – прикрывать наши войска. Командовал полком Герой Советского Союза майор Иван Иванович Клещев. Летчики героически сражались в небе Сталинграда, только за три сентябрьских дня они уничтожили в воздушных боях 44 самолета противника.

В газете «Правда» было напечатано сообщение о награждении летчика-истребителя Владимира Микояна орденом Красного Знамени. Но сам награжденный об этом так и не узнал. 18 сентября 1942 года лейтенант Владимир Микоян ушел в свой последний бой. Было ему 18 лет и три месяца. Боевые товарищи видели, как старший лейтенант Микоян после второй атаки подбил самолет противника – «Хейнкель -111», который упал в трех-четырех километрах южнее деревни Котлубань. Потом прикрывающая группа была атакована истребителями противника, завязался воздушный бой. Когда вся группа возвратилась, в ней недоставало одного самолета – старшего лейтенанта Владимира Микояна.

Вскоре после гибели Володи в полк пришла телеграмма от Анастаса Ивановича Микояна. Скорбя о погибшем сыне, Анастас Иванович выражал твердую уверенность в том, что летчики 434-го истребительного авиаполка продолжат мужественно громить немецко-фашистских захватчиков.

Тяжело переживали в полку гибель Володи. На самолетах эскадрильи, в которой он служил, появилась надпись: «За Володю!». В следующие две недели полк потерял двадцать пять самолетов и шестнадцать летчиков, а немецких самолетов было сбито 82.

После победы под Сталинградом однополчанам Володи так и не удалось найти место его гибели. Но герои не уходят бесследно. Имя старшего лейтенанта Владимира Анастасовича Микояна увековечено в Зале Воинской славы на Мамаевом кургане, его фотография экспонируется в музее-панораме «Сталинградская битва».

DNG