Они сражались за Сталинград

  • Они сражались за Сталинград
  • Они сражались за Сталинград
  • Они сражались за Сталинград
  • Они сражались за Сталинград
Два наших города-героя – Волгоград и Тулу – связывает многое. И крепче всего – воинское братство. В канун разгрома фашистских войск под Сталинградом хочется вспомнить туляков, участников этого исторического сражения.

Что не могло гореть – плавилось

Туляк Валентин Аккуратов, по собственному признанию, хорошо знал командующего 62-й армией генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова, с которым прошел от Тулы и до Берлина.

– Когда началась война, на фронт меня не взяли, так как не было еще восемнадцати лет, – вспоминал ветеран. – Тогда я записался в Тульский рабочий полк, который за два месяца пополнялся шесть раз.

Во время одного из боев его контузили, отозвали из полка и определили в разведывательно-диверсионную группу, где он провел четыре месяца, а затем командирован в Московское минометное училище. Однако из-за тяжелого положения на Сталинградском фронте курсантов направили в 432-й отдельный гвардейский дивизион.

– С октября 1942-го по февраль 1943 года я находился в Сталинграде в качестве корректировщика огня, – рассказывал Валентин Аккуратов. – Мы подчас не знали где свои, где чужие. Дома, заводы, вокзалы переходили из рук в руки. Что могло гореть – горело, что не могло – плавилось. Несколько раз нас пытались сбросить с Мамаева кургана. Под Сталинградом утром батальон вступал в бой, а к вечеру от него оставался только взвод. Сильно нас выручала фронтовая дружба.

После Сталинграда у Валентина Аккуратова была еще огненная Курская дуга, освобождение Белоруссии и Польши, а также штурм Зееловских высот. Молодой боец принимал участие в освобождении Берлина и в параде Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года.


«Ни шагу назад»!


Сталинградская битва, ставшая переломной в ходе всей войны, оставила неизгладимый след и в памяти восемнадцатилетнего Василия Мирошниченко. Вот как описывает он свои впечатления того времени.

– В октябре 1942 года наш артиллерийский дивизион 76-миллиметровых орудий в составе 315-й стрелковой дивизии прибыл под Сталинград. 4-я батарея, куда входил наш расчет, переправившись на правый берег Волги. В нашу задачу входила «расчистка» пути стрелкам путем подавления огневых точек минометов, пулеметов и дзотов противника. Когда мы вышли к железной дороге, рота танков и батальон автоматчиков атаковали нас.

– Завязался тяжелый бой, где в ход пошли гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Сдерживать натиск становилось все труднее, а команды на отход не было: действовал суровый приказ: «Ни шагу назад!» И тут прогремел залп «Катюш», остановивший наступление немцев, – вспоминает ветеран войны.

Лишь потом они узнали, что задача, поставленная перед их подразделением, была одна – отвлечь на себя как можно больше сил противника, прорвавшегося к Волге в тыл 62-й армии, а также облегчить положение 64-й армии, защищавшей южную часть Сталинграда. Этот бой местного значения позволил частям генерала Родимцева форсировать Волгу и нанести встречный удар немецкой группировке.

Дай руку, друг-однополчанин…

У подножья Мамаева кургана бок о бок сражались и два будущих туляка – командир батареи Михаил Фонарев и связист Афанасий Вагин. Лишь спустя шесть десятков лет нашли они друг друга. А в те суровые дни, когда отборные армии гитлеровцев устремились к Сталинграду, они поклялись выстоять, но не отдать город врагу.

Сталинградская битва оставила в их памяти неизгладимый след. Стены домов сотрясались от взрывов, уличные бои шли за каждую пядь родной земли, и каждая из них была пропитана потом и кровью.

Нелегкими фронтовыми дорогами прошли однополчане путь от Сталинградской твердыни до Курской дуги, через Белоруссию и Польшу до Восточной Пруссии. Вместе принимали участие в операциях «Кольцо» и «Багратион», вместе освобождали Жлобин и Бобруйск, вместе вели ожесточенные бои под Оршей и на Нарвском плацдарме, вместе брали Браунсберг и Кенигсберг. Делили и голод, и холод, выжили всем смертям и хворям назло.

Но встретиться друзьям-однополчанам удалось только после торжественного празднования 60-летия исторической победы в Сталинградской битве. Михаил Павлович Фонарев, будучи членом делегации города-героя Тулы, выступил по тульскому телевидению, его случайно увидел Афанасий Лаврентьевич Вагин и узнал в нем своего однополчанина.

Защитник из СМЕРШа

Еще одним полпредом города-героя Тулы на пропитанной кровью сталинградской земле стал Алексей Степанович Головин.

– 23 августа запомнилось мне на всю жизнь, – рассказывает он. – За сутки немцы совершили на Сталинград две тысячи самолето-вылетов, подвергнув его массированной бомбардировке. Кругом горели нефть, бензин и горящая смесь текла по улицам к реке, где на воде образовалось море огня. Днем не было видно солнца.

Целых полгода в кромешном аду – под грохот канонады и железный ураган снарядов и бомб – Алексей Головин участвовал в обороне Сталинграда. Как ему удалось выжить в этом пекле, он до сих пор понять не может. Оперуполномоченный особого отдела НКВД при штабе 64-й армии участвовал в поиске диверсантов, выявлял лазутчиков и шпионов. Ему запомнилось и сопровождение плененного вместе с 300-тысячной группировкой в Сталинградском «котле» фельдмаршала Паулюса.

После Сталинграда Алексей Головин прошел через огненную купель Курской дуги, форсировал Днепр, освобождал Украину и Молдавию, Румынию и Венгрию. Известие о Победе кавалер ордена Красной Звезды услышал под Прагой.

…Десять лет назад Алексей Степанович уже посещал места сражений на Мамаевом кургане, куда привез капсулу с землей города-героя Тулы. Жаль только, что никого из своих однополчан не встретил: все они уже ушли в мир иной. Но память о них по-прежнему в его сердце…

Поделиться в соцсетях