Ожерелье военных лет

Все ужасы войны Лидия Сидельникова увидела 8-летним ребенком. Все эти страшные 200 дней и ночей Лида со своей мамой и сестрой провела в Сталинграде.

После первой бомбежки ее отца прямо из мартеновского цеха направили на защиту города. Вместо оружия ополченцам дали лопаты. Многие погибли в этом первом неравном бою. Ее отец остался в живых и был призван на фронт.

– Мама не решилась переправляться на другой берег Волги, – вспоминает Лидия Васильевна. – Она понимала, что это верная смерть. Весь берег был залит людской кровью, немцы расстреливали все цели на воде. Тогда мама нашла подвальчик, в котором мы и спрятались.

Кушать было нечего. Чтобы хоть как-то утолить голод, ели траву. Про себя Лидия Васильевна говорит, что была такая худая, что не нужен был даже рентген, чтобы рассмотреть ее косточки. Умереть с голоду не дала счастливая находка. Зимой, когда немцы сами страдали от недостатка продуктов, их авиация прорывалась в небо над городом и сбрасывала мешки с продовольствием. Один из таких "подарков" случайно нашла мама Лидии Васильевны.

– Она пошла искать веточки, чтобы протопить подвальчик, а нашла лопнувший мешок. Глянула внутрь, а там – хлеб. Она одну саечку принесет нам за пазухой, потом идет за другой. Так, благодаря немецкому хлебу мы остались живы.

Лидия Сидельникова говорит, что немцы были повсюду. Их речь сначала приводила их – детей – в ужас, потом они потихоньку начали к ней привыкать, а к концу битвы Лидия Васильевна начала кое-что понимать из разговоров фрицев.

Жизнь мирного сталинградского населения, не покинувшего город, также была у немцев на виду. Не случайно, считает женщина, они сбрасывали на город листовки со словами: "Русские господа, снимите с шеи провода".

– Мы эти слова понимали буквально. В то время мы носили на шее бусики из разноцветной проволоки. Ее доставали, раскручивая снаряды. Проволоку рубили ножом и нанизывали на нитку.

Многое из тех событий до сих пор не дает ей покоя. Например, картина, как немцы запрягают вместо лошади в повозку двоих наших пленных солдатиков. И заставляют их везти повозку с харчами фашистам на передовую. Но солдатики худые, голодные, не могут даже с места сдвинуть повозку. Автоматная очередь, и они лежат на снегу.

– Я села на дощечку, скатилась к ним с горочки. Что они лежат? А они мертвые. Чьи это ребята, какого города?

Война закончилась, Лида отучилась в школе, а потом в торговом техникуме. Начав работать, быстро пошла на повышение. Сначала стала директором магазина для женщин, а потом детского мира. Не раз ездила в столицу отстаивать в министерстве торговли интересы родного города. Товаров в Сталинград поступало мало, а людей нужно было одеть и обуть. Как-то ее решили отметить за трудовые достижения. И предложили 30%-ную путевку в Германию.

На это она резко заявила, что в Германию не поедет даже бесплатно. Никогда. Все, что было в Сталинграде, уж очень сильно отпечаталось в детской памяти. И стоит перед глазами, будто было все это вчера.