Письма, написанные из заснеженной степи

“Добрый день, дорогие Юлечка, Валечка, Олечка! Был ли у Вас мой посланец или нет, не ведаю. Очень бы хотелось, чтоб был. Поздравляю Вас с Новым годом, с новым счастьем и с полной победой в 1943 году. Работаю сейчас в гвардейской армии, ношу знак гвардейца. Работы хватает, немца громим очень сильно, разбили его три группировки, а сейчас бьём четвёртую. Убитые лежат сотнями и тысячами. Развороченные танки, машины, много захвачено трофеев…“. Так писал своей семье с фронта начальник штаба легендарной 2-й гвардейской армии Сергей Бирюзов.

"Прибыть немедленно..."

39 лет было в ту пору Сергею Семеновичу. Работал он сначала лесорубом в родной ему Рязанской области. На военную службу пошел добровольцем. Окончил успешно военное училище и перед вой­ной занимал ряд командных и штабных должностей. Когда же война началась, командовал дивизиями на Юго-Западном и Брянском фронтах.

А в декабре 1942-го Бирюзов был назначен начальником штаба 2-й гвардейской армии. Об этом он узнал из присланной из Ставки телеграммы, где сообщалось, что он должен прибыть к месту назначения немедленно после получения приказа.

Управление 2-й гвардейской армии находилось в Тамбове. Путь неблизок - 300 км, да не по шоссе, а по лесным дорогам. “Час от часу не легче, - размышлял Сергей Семенович. - С оборонительных рубежей не в наступление, а, считай, в тыл. Но в чем же тогда смысл назначения - из одного штаба в другой?“ Подумав, Бирюзов нашел ответ: вряд ли гвардейцы будут отсиживаться в тылу, когда в Сталинграде такая каша заварилась!

Принимать дела Бирюзов должен был у начштаба полковника Грецова. Ему хотелось с ним переговорить, узнать, что собой представляет 2-я гвардейская, прежде чем идти к командующему генерал-лейтенанту Родиону Малиновскому. Выяснилось: армия должна была перебазироваться в район Сталинграда для усиления войск Донского фронта. Район сосредоточения - севернее окруженной группировки Паулюса.

В бой вступили с ходу

Советское командование к тому времени успешно осуществило операцию “Уран“. В кольце окружения под Сталинградом оказались 22 вражеские дивизии общей численностью 330 тыс. солдат и офицеров. Но разведка донесла: есть точные сведения о подготовке немцами прорыва блокады окруженных войск генерал-полковника Паулюса. Гитлеровское командование выдвинуло для этого в район Котельниково и Тормосино крупные силы под командованием фельд­маршала Манштейна. Ему подчинили все германские войска, действующие к югу от среднего течения Дона до Астрахани.

12 декабря началось наступление со стороны Котельниково к Сталинграду группы армий “Дон“, а точнее - входящей в ее состав армейской группировки “Гот“. К концу дня отдельным ее частям удалось выйти к южному берегу реки Аксай. Тем самым создалась реальная угроза прорыва внешнего фронта окруженных под Сталинградом вражеских войск.

По приказу Ставки Верховного главнокомандования 2-я гвардейская была переброшена на рубеж реки Мышкова с задачей во что бы то ни стало остановить врага. В этих целях ею был предпринят форсированный 180-километровый марш.

Стояла зима, приволжские степи тонули в глубоких снегах. Трескучие морозы, казалось, были способны погубить все живое. От гвардейцев требовались поистине нечеловеческие усилия, чтобы в крайне сжатые сроки выйти на заданный рубеж. Но они вовремя вышли к рубежам обороны 51-й армии и с ходу вступили в бой. Им удалось отразить удар группы “Гот“, а 24 декабря они перешли в контр­наступление. 29 декабря 7-й танковый корпус освободил Котельниково, а 31-го - Тормосино. Танковая армия Гота была отброшена при этом от Сталинграда на расстояние до 250 км.

Катастрофа в небе Югославии

А дальше 2-я гвардейская прошла славный боевой путь - в составе Южного, 4-го Украинского, 1-го Прибалтийского, 3-го Белорусского фронтов участвовала она в освобождении Ростовской и Донецкой областей, в Мелитопольской, в Крымской, в Шяуляйской и в Восточно-Прусской операциях. Успех действий армии при этом во многом зависел от слаженной работы ее штаба под руководством Сергея Бирюзова.

В 1944 году Сергей Бирюзов был назначен командующим 37-й армией и главным советским военным советником при армии Болгарии.

После войны Сергей Семенович занимал ряд высоких командных должностей, в том числе командующего войсками ПВО страны, замминистра обороны, главкома РВСН и, наконец, начальника Генштаба ВС СССР. Он был также удостоен звания Героя Советского Союза, награжден тремя орденами Ленина и Боевого Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 2-й степени и орденом Хмельницкого 1-й степени. Сергей Бирюзов был признан, кроме того, народным героем Югославии и почетным гражданином столицы Болгарии - Софии.

Пройдя всю войну, погиб Сергей Семенович в октябре 1964 года в нелепой авиационной катастрофе в Югославии, когда самолет Ил-18 с делегацией советских военачальников разбился при заходе на посадку в аэропорту Белграда. Похоронен он был в Москве у Кремлевской стены.

Имя Маршала Советского Союза Сергея Бирюзова было присвоено со временем Рижскому высшему командно-инженерному краснознаменному училищу. А в фондах музея-заповедника “Сталинградская битва“ по сей день хранятся строчки его письма, написанного им домой зимой 1942-го из заснеженной степи под Сталинградом:

“Добрый день, милые мои, дорогие дочки! Крепко, крепко вас целую. Большое спасибо, Валюша, за живое письмо. Я очень часто, каждый день смотрю на ваши карточки. Как они, эти карточки, дороги мне. И после того, как я на них посмотрю, так еще злее становлюсь к фашистам. Огромное желание их перебить всех до одного. Это бешеные звери. Их надо истреблять беспощадно. Истреблять их - это значит спасти вас, спасти всех детей нашей Родины. У нас это понимают все бойцы, и они каждый день уничтожают эту нечисть…“.

Фото из архива музея “Сталинградская битва“