По ту сторону войны

Победа в Сталинградской битве завоевана не только воинами, сражавшимися с немцами на передовой, но и теми, кто ковал эту ее в тылу.

Дмитрий Илларионович Баюров, выпускник Сталинградского военного авиационного училища, всю войну проработал летчиком-инструктором, выпустил на фронт более 50 курсантов. Таких как он инструкторов в училище было около двадцати, и с 1942 по 1945 год под их чутким руководством в военное небо было выпущено несколько сотен воздушных бойцов. «Из них выжили единицы, – рассказывает ветеран, – наша авиация уступала немецкой в разы. Погибали летчики даже чаще, чем танкисты. Мало кто дотянул до пятого вылета».
Войну предчувствовали все, и поэтому летное училище работало в очень напряженном режиме, пытались в кратчайшие сроки выполнить военный летный план. «Нас выпустили в последнем предвоенном выпуске в звании сержантов 15 января 1941 года. Летный план был выполнен лишь на 65%. Летчиков не хватало, многих отчислили еще во время учебы. А армия требовала кадры…»
Одновременно с обучением курсантов молодой инструктор начал переучиваться на новом тогда для училища самолете Як-7. «В назначенный день прилетает заместитель начальника по летной подготовке капитан Петр Афанасьев. Построили семь человек, готовых к самостоятельному вылету на новом самолете, среди них был и я. И только я один выдержал экзамен, в дальнейшем меня закрепили обучать курсантов на этом самолете».
В это время старшее поколение летчиков, которые учили самого сержанта Баюрова, вылетали на фронт, вели обстрелы немецких войск подступавших к Волге.
«В основном в первые военные месяцы все готовились к отступлению. Так вышло, что почти все аэродромы Сталинградской авиашколы стали использоваться другими частями. Школа оказалась выведенной из учебного процесса. Базовые аэродромы училища заняли части 22-й авиационной дивизии»
Пока полеты были отменены, многих офицеров школы направили в штаб 8-й воздушной армии – разрабатывать план обороны Сталинграда. «Занятия не велись, но никто работать не прекращал. Технический состав училища занялся восстановлением поврежденных танковых моторов, доставляли их нам прямо с передовой. Всего удалось вернуть к жизни 320 моторов, которые очень пригодились для ремонта танков».
Помнит Дмитрий Илларионович и первый сбитый в Сталинграде самолет: «Это было в июле 1942 года. Немецкий самолет сбили наши части ПВО. Лежал он прям в центре города. После мы его перевезли к нам в училище и стали изучать. Механизм был удивительный, с советским сравнить даже сложно. Потом уже техники пытались усовершенствовать и наши машины».
Когда стало понятно, что боев в Сталинграде не избежать, авиаучилищу было приказано срочно эвакуироваться в казахстанский город Кустанай. «Горящего Сталинграда, как и смертей, я не видел. Когда мы отступали, немец нас бомбил, но пострадавших не было. Иногда мне становится совестно, что я не воевал. Утешает одно: в тылу я обучал своих двадцатилетних ровесников всему, что только знал. Пытался воспитать в них достойных бойцов, защитников родины», – делится переживаниями ветеран.
В 1944 году в училище начались соревнования по качеству летной и тактической подготовки курсантов. Победил лейтенант Баюров, ему выпала возможность выбрать лучшего своего ученика, который первый из всех опробует самолет Як-9м и на нем отправится на фронт. Выбрал Дмитрий Баюров своего воспитанника Глызина, имени ветеран его уже, к сожалению, не помнит. И вот самолет с надписью на борту «Сталинградец» отправился на фронт. О дальнейшей судьбе летчика Дмитрий Илларионович не знает…
За годы службы Дмитрий Баюров провел в небе почти 3000 часов: «В полетах случалось всякое, то моторное масло начинало бить в кабину, забрызгивая глаза, то происходил обрыв поршня двигателя, весь самолет трясло. То отказывал двигатель при полете на низкой высоте. Но я всегда мгновенно находил выход и учил этому спокойствию и сдержанности своих курсантов. Уверен, многим это помогло остаться в живых».

Поделиться в соцсетях