Сталинград, ставший родиной

«Самая памятная награда? А вот которая первая. Мне ее Калинин вручал», – Владимир Андреевич поглаживает потемневшую от времени металлическую медаль, на которой отчетливо читается – «За отвагу».

Это потом будут и два ордена Красной Звезды, и три ордена Отечественной войны, медали за освобождение советских городов и взятие европейских столиц. Но первую медаль «За отвагу» восемнадцатилетний лейтенант из ускоренного выпуска Сызранского танкового училища Владимир Алексеев получил под Сталинградом, при операции по уничтожению немецкого плацдарма на реке Чир. 
«Это была уникальная операция. На рассвете 12 декабря в сильнейший мороз под прикрытием тумана мы скрытно подошли к немецким позициям. Немцы-то нас не ждали, спали. А тут мы на танках, – на руках показывает позиции противника командир взвода легких танков Т-70 Владимир Андреевич Алексеев. – Пока они не очухались, мы ударили по позициям. Они начали отходить, а мы за ними. Но тут вот что случилось. Мы не знали эту местность, а она вся была изрыта оврагами и руслами, по которым весной разливалась речка. И при преследовании немцев мой танк провалился в одну из таких прогалин...»
Пытаясь понять, что же случилось, лейтенант Алексеев выбрался из машины и увидел бегущий к нему соседний экипаж во главе с ротным, чья машина была подбита. «Там немцы! Сюда идут», – на ходу предупредили они, прячась за броню. Т-70, парализованный узким пространством глубокой прогалины, смог развернуть чудом не заклинившую башню. Многочисленная группа немецких офицеров, как потом оказалось – весь штаб немецкого танкового полка – не ожидала увидеть на пути отступления советскую боеспособную машину. Пары снарядов оказалось достаточно, чтобы полностью уничтожить 25 немецких офицеров. А плацдарм 87-я танковая бригада тогда захватила.
«А знаешь, что больше всего вспоминаю о тогдашнем бое? – спрашивает Владимир Андреевич. – Как хотелось жрать! Кухня полевая с кашеваром где-то застряла, да и где он нас на поле боя искать будет? И вот мы у убитого немецкого офицера увидели сумку с красным крестом. Открыли – а там хлеб и паштет. Разделили между несколькими экипажами. Получилось понемножку. Но так было вкусно!»
Медаль «За отвагу» лейтенанта Алексеева нашла много позже. За спасение жизни командира, как сказано в представлении.
Потомственный астраханский рыбак Володя Алексеев мечтал пойти по стопам старшего брата – стать моряком, но в военкомате распорядились иначе: стране нужны были танкисты. Как говорят знающие люди, жизнь танкового экипажа равна всего 15 атакам. Владимир Андреевич, разменявший недавно девятый десяток лет, доказывает обратное: судьба любит дерзких. Полстраны и пол-Европы прошел на своих машинах русский танкист: и на легком Т-70, и на легендарном Т-34, и на тяжелых танках ИС и КВ.
По наградам подполковника в отставке Владимира Андреевича Алексеева можно изучать историю Великой Отечественной: после обороны Сталинграда – битва под Прохоровкой, бои на Украине, форсирование Днепра, освобождение Киева, после тяжелейшего ранения гвардеец-танкист освобождает весенний Будапешт и красавицу Вену. Но Сталинград, где состоялось боевое крещение, навсегда стал родным для старого гвардейца. Как и для тысяч других защитников города-героя.

Поделиться в соцсетях