Сталинградское эхо в Латинской Америке

Разгром фашистов на Волге стал также победой СССР на дипломатических фронтах. Латиноамериканское движение солидарности и поддержки СССР началось уже вскоре после 22 июня 1941 года. Но новые и мощные стимулы оно получило после великой победы советских войск в Сталинградской битве. В ходе и после нее народам этого континента окончательно стало ясно, что Советский Союз – основная сила, противостоящая гитлеровской военной машине.

«Сталинград стал могилой нацистских надежд» – эти слова ведущей мексиканской газеты «Насиональ» как нельзя лучше отражали мысли и чаяния народов не только Мексики, но и за ее пределами. Сталинградская битва с самого ее начала приковала к себе внимание самых широких слоев латиноамериканского общества. Если развернуть газеты этих стран того периода, сразу обращаешь внимание: на первых страницах сообщения об ожесточенных боях, развернувшихся на юге далекой России, в сталинградских степях, а затем и в самом городе на Волге.

Многие тысячи километров, разделяющих СССР и Латинскую Америку, не могли помешать чувствам симпатии и поддержки, которые высказывали начиная с 22 июня 1941 г. миллионы латиноамериканцев. Настроения народных масс перетекали в сферу официальных межгосударственных отношений. Нельзя забывать, что уже в 1942 г. большинство стран Латинской Америки объявили войну гитлеровской Германии, став таким образом союзниками СССР.

На начало Второй мировой войны только Колумбия имела дипотношения с СССР. Поэтому в Латинской Америке нарастало народное движение с требованием нормализовать официальные отношения с СССР.

Первой на этот путь вступила Куба. Знаменательно, что это было сделано ее правительством в октябре 1942 г., т. е. в разгар Сталинградской битвы, когда был не ясен не только ее исход, но и в целом Великой Отечественной войны. О степени солидарности кубинского народа с СССР говорит хотя бы такой факт: летом 1941 г. трудящиеся Кубы организовали сбор для СССР 1 млн сигарет и 40 тыс. мешков с сахаром. Эти и дальнейшие партии кубинской продукции направлялись в Советский Союз в составе поставок по ленд-лизу. Прибывший в мае 1943 г. в Москву посланник Кубы Ф. Кончесо направил Сталину от имени президента Кубы Ф. Батисты письмо, в котором подчеркивал: «Ваш народ в Ленинграде так же, как в эпическом Сталинградском сражении, ваши армии проявили во имя победы героизм и несравненный дух самопожертвования, которые должны будут остаться примером в истории человечества».

Вслед за Кубой на путь восстановления дипотношений с Советским Союзом (они были прерваны в 1930 г.), вступила Мексика, где движение солидарности с СССР охватило буквально всю страну. Окончательным толчком на этом пути стал состоявшийся 29 октября 1942 г. грандиозный митинг в Мехико, созванный Национальным антифашистским комитетом страны. Общим лейтмотивом этого митинга стал лозунг «Мексиканский народ чествует Советский Союз». В центре внимания собравшихся был Сталинград. В личном послании А. Камачо И. В. Сталину от 7 января 1943 г. президент выразил убеждение, что «вдохновляющая» оборона Сталинграда «войдет в историю как одна из самых блестящих страниц настоящей войны».

Прямым следствием сталинградской эпопеи стало и восстановление за несколько дней до капитуляции фашистской группировки в Сталинграде 27 января 1943 г. советско-уругвайских дипломатических отношений, предпринятое по предложению Монтевидео. В декрете по этому поводу президента Уругвая С. Амесаги подчеркивалось, что восстановление отношений связано с тем, что «русский народ… преподал миру трагический и вместе с тем прекрасный урок героизма и военного искусства, противопоставив захватническим планам непоколебимое единство народа».

Первый посол Уругвая в СССР после нормализации их отношений приехал в нашу страну весной 1944 г. Это был Эмилио Фругони – поэт, юрист. Когда Фругони увидел город, превращенный в руины, он испытал потрясение и назвал Сталинград «городом-мучеником». Судя по его воспоминаниям, в Сталинграде Фругони особенно понял, что такое была война для советского народа.

Важно подчеркнуть, что в чествовании Сталинградской победы, советских войск принимало участие не только коренное население Латинской Америки, но и живущая в ней русская диаспора, вставшая в большинстве своем на патриотические позиции в отношении своей исторической родины – России. Ярким свидетельством тому стал состоявшийся в Монтевидео вскоре после Сталинградской битвы (в апреле 1943 г.) первый конгресс славян Латинской Америки, в котором основное место занимали и играли ведущую роль выходцы из России. Конгресс прошел под лозунгами солидарности с борьбой СССР, создания единого фронта борьбы славян Латинской Америки против фашистской Германии.

Под воздействием Сталинградской победы в Сан-Пауло (Бразилия) в 1943 г. был создан Русский комитет помощи жертвам войны. К 1944 г. он собрал в фонд помощи СССР почти 970 тыс. крузейро, а также несколько раз отправлял в Советский Союз контейнеры с одеждой.

Сталинградская победа привела к мощному росту авторитета и престижа СССР в Латинской Америке, к расширению и укреплению его международных позиций в этом регионе. После Кубы, Мексики, Уругвая и Колумбии дипломатические отношения с СССР в 1944-1946 гг. установили еще 10 стран Латинской Америки. Таков был резонанс в этой части света как Сталинградской битвы, так и последующих победоносных сражений советских Вооруженных сил.