Стояли насмерть в голой степи

В середине июля 1942 года советскому командованию стало ясно, что враг рвется к Волге в районе Сталинграда. В ночь на двенадцатое июля фашистские войска вторглись в пределы Сталинградской области. Двумя днями позже Указом Президиума Верховного Совета СССР она была объявлена находящейся на военном положении.

Потеря Сталинграда для нашей страны означала собой и потерю коммуникаций, связывавших ее центральные районы с Кавказом. Волга была в те дни, можно сказать, главной артерией страны, по которой транспортировалась бакинская нефть, необходимая для военных нужд и народного хозяйства.

С другой стороны, по мере продвижения фашистских войск к Кавказу район сталинградских боев все больше угрожал их тылам. Поэтому, ввязавшись в борьбу под Сталинградом, гитлеровцы больше не могли отвлечься от нее или хотя бы перейти здесь к обороне. Выход оставался один – любой ценой овладеть Сталинградом, иначе устойчивость положения немецко-фашистских войск на юге и обеспечение их продвижения к Кавказу становились невозможными.

Таким образом, от исхода сражений под Сталинградом зависело осуществление всех наступательных планов гитлеровцев на летнюю кампанию 1942 года. Вот чем объясняется упорство, с которым верховное главное командование вермахта вело борьбу за этот город.

В конце июня – начале июля в полосе между Волгой и Доном возобновилось начатое осенью сорок первого года строительство трех сталинградских оборонительных обводов. В середине июля, в придачу к этому, принято было решение о сооружении четвертого (городского) обвода протяженностью в пятьдесят километров. Он должен был пройти по линии Рынок, Орловка, Каменный Буерак, Гончары, Песчанка, Отрада. На сооружение его вместе со специалистами-строителями вышли сотни тысяч сталинградцев, а также жителей окрестных сел и хуторов.

Все же к началу Сталинградской битвы оборудовать надлежащим образом все эти оборонительные рубежи не удалось. Но даже не полностью подготовленные, они сыграли важную роль при обороне города.

К семнадцатому июля сорок второго года на сталинградском направлении наступали четырнадцать дивизий 6-й полевой немецкой армии под командованием Фридриха Паулюса, в которых насчитывалось, в общей сложности, около двухсот семидесяти тысяч человек. Немецко-фашистские войска превосходили здесь советские в личном составе в 1,7 раза, в артиллерии и танках – в 1,3 раза, в самолетах более чем в два раза.

Но сложность обстановки для обороняющихся советских войск была не только в этом. После выдвижения из глубины им приходилось сходу занимать позиции на местности, где не было фактически никаких подготовленных оборонительных рубежей. Остро не хватало истребительной авиации, противотанковой и зенитной артиллерии, даже боеприпасов. В голой степи нашим бойцам зачастую негде было спрятаться, укрыться от наступающего, до зубов вооруженного противника, и они несли тяжелые потери от ударов авиации и артиллерии врага.

Семнадцатого июля авангард дивизий 6-й армии Паулюса встретился в большой излучине Дон, на рубежах рек Чир и Цимла, с передовыми отрядами 62-й и 64-й армий Сталинградского фронта, высланными туда по указанию Ставки. Их первые бои и ознаменовали собой начало великой Сталинградской битвы.

Шесть дней продолжалась ожесточенная борьба советских воинов на этих рубежах. Их стойкость и героизм поколебали уверенность врага в том, что он сможет легко и быстро прорваться к Сталинграду.

Героическая оборона города, развернувшаяся в те дни на дальних подступах к нему, позволила советскому командованию выиграть время для организации прочной обороны самого Сталинграда.

Исключительно важное значение для повышения боевого духа советских войск имел опубликованный в те роковые дни приказ народного комиссара обороны № 227, получивший в народе название «Ни шагу назад!». В нем излагалась суровая правда об опасном положении, создавшемся на советско-германском фронте, указывалось на необходимость любыми средствами остановить продвижение немецко-фашистских войск, предусматривались самые строгие меры ко всем, кто проявит в бою трусость и малодушие. Командиры, политработники, партийные и комсомольские организации разъясняли этот приказ, его смысл воинам всех подразделений Красной Армии. Каждому из них следовало понять: необходимо остановить любой ценой наступление противника, принявшее смертельно угрожающие нашей Родине масштабы. Остановить или погибнуть – третьего было не дано.