Забытый герой

Имя снайпера Александра Фролова незаслуженно предано забвению. О молодом защитнике Сталинграда снайпере Александре Фролове я узнал из программы «Подвиг народа». Речь шла о двух наградных листах, в которых описывались его боевые подвиги.


Жестяной портсигар за доблесть

 

В одном из документов командование представило его к награждению орденом Красного Знамени, а во втором – командир полка, отмечая заслуги молодого солдата, представил его к званию Героя Советского Союза. К сожалению, Звезду Героя Александр Фролов не получил. Военный Совет армии ограничился награждением вторым орденом Красного Знамени.

Мне и ранее были известны имена знаменитых снайперов Василия Зайцева и Максима Пассара, отличившихся в боях за Сталинград. Имя еще одного меткого стрелка, уничтожившего не меньшее количество гитлеровцев, меня заинтересовало, и я проникся стремлением разузнать побольше о судьбе героя. В результате поисков имя героя оказалось окутано серией легенд, проверкой которых я занимался не один год.

Оказалось, что Александр Иванович проживал в Волжском. Такое сообщение меня буквально шокировало. Как могло случиться, что, проживая в этом городе, не оставаясь в стороне от общественной жизни, я ни разу не слышал упоминания о героическом прошлом нашего земляка?! В книге «Волжане – защитники Сталинграда» имя Фролова даже не упомянули. Это побудило меня более интенсивно заняться сбором сведений о герое.

В городском музее нашлись учетная карточка и фотография, где Александр Иванович собственной рукой написал: «С 1941 по 1945 год от рядового бойца вырос до командира роты автоматчиков и взвода снайперов. Лично на Донском направлении и под Сталинградом убил 242 немецких солдата и офицера и пленил целый штаб полка, в том числе полковника и 9 офицеров. В 1943 году на Курской дуге счет уничтоженных немецких солдат и офицеров довел до 380. По всем фронтам общий счет уничтоженных моей ротой фашистов достиг трех с лишним тысяч».

В конце 1942 года Александр Фролов участвовал в слете лучших снайперов 65-й армии, где генерал Батов присвоил ему звание младшего лейтенанта и поручил обучение и руководство целым взводом снайперов. На этом слете генерал в качестве подарка вручил ему серебряный портсигар. Этот портсигар находится в фондах музея-панорамы, правда, жестяной, а не серебряный. Командир полка заменил его со словами: «Негоже солдату иметь серебряный, коль у командира жестяной!» За достоверность этих слов не ручаюсь, но вот о послевоенной жизни героя узнал много интересного.


Телевизор и ковер напрокат


Из писем его бывших однополчан мне стало известно, что в первые послевоенные годы Александр Иванович находился на станции Торея Восточно-Сибирской железной дороги в Иркутской области. Этот адрес в какой-то степени подтверждает слухи о последних днях его боевого пути и трагических последствиях. По этим сведениям в заключительной стадии войны в Кенигсберге он, спасая товарища, был ранен в голову. Его, тяжелораненого, в бессознательном состоянии подобрал местный житель и выходил.

Когда же он живым появился в части, где его уже посчитали погибшим, то вместо радостной встречи Фролова ждала далекая Сибирь. Вероятнее всего, именно этот отрезок биографии стал причиной непризнания его военных подвигов, равнодушия к его личной жизни. Но не пора ли вспомнить, что живем мы в другое время.

В пятидесятые годы Фролов появился в Волжском, обзавелся семьей. С женой и малолетними детьми проживал в неуютной комнате. Добивался предоставления двухкомнатной, отдельной, и льготной путевки для лечения в санатории.

К сожалению, администрация города ему в этом не помогла. Его бовые товарищи сообщили об этом генералу Батову, и тот во время очередного посещения Волгограда решил навестить своего бывшего однополчанина. Руководство города, узнав об этом, постыдилось показывать убогость жилья героя. К приезду генерала на стену повесили ковер и подключили новый телевизор. В городском музее есть фотографии, подтверждающие эту встречу. А после отъезда генерала ковер со стены сняли и вместе с телевизором увезли.

Так и продолжал геройский снайпер жить никому не известным. Работал слесарем в цехе вентиляции АТИ. Получал сочувственные письма от своих однополчан, которые неоднократно делали попытки улучшить его жилищные условия, но безуспешно.

Так и умер герой полностью забытым, но его имя должно быть поднято из небытия и увековечено. А на его подвигах мы должны учить патриотизму нынешнюю молодежь.
 

От редакции. Когда материал готовился к печати, пришло известие, что его автор ушел из жизни. Благодаря волжанину Горгонию Михайловичу Подьякову на стенах воинского мемориального кладбища на Мамаевом кургане появились 360 фамилий уроженцев Вологодской области, погибших в ходе Сталинградской битвы. Он посвятил свою жизнь благородной задаче – выяснению судеб своих земляков, принимавших участие в историческом сражении на берегах Волги, поиску мест их захоронений. редакция газеты выражает искреннее сочувствие родным и близким Горгония Михайловича.