Задолго до Победы

После окончания школы в 1939 году подобно сотням советских сверстников 17-летний Володька сначала окончил заводские курсы, а потом пошел работать на знаменитый Сталинградский тракторный завод.

«В предвоенные годы уже открыто говорили о том, что войны с гитлеровской Германией нам не избежать, – рассказывает ветеран, – поэтому танки нового образца мы готовили и выпускали с удвоенной силой». 
«А в июне началась война, – продолжает Владимир Федорович. – Недель через пять появилось указание – создавать истребительные батальоны из числа рабочих завода. Первый батальон, куда меня направила комсомольская организация, был сформирован в начале июля. Целый год я там обучался».
И 4 мая 1942 года в возрасте 20 лет Владимира призвали в ряды Красной Армии. Определили молодого бойца в 24-ю истребительную противотанковую бригаду в инженерно-минный батальон во взвод разведки.
Первый марш-бросок к линии фронта запомнился Владимиру Федоровичу больше остальных: «За ночь бригада прошла более 30 километров. Мы таких походов еще не делали, и, естественно, у нас появились потери. Люди натерли ноги, отстали, были не в силах догнать взвод».
Владимира как комсомольца командир взвода оставляет собрать людей и после догнать взвод. «Я их собрал, и мы дошли до пункта, где должны были встретиться с батальоном. Но батальон уже ушел. Я нашел телегу с лошадью, погрузил солдат, и мы поехали их искать. Так и скитались без еды и крова. Утром просыпаешься, а с обеих линий горизонта солдаты идут, все на юг, к Сталинграду. Немецкие самолеты же вечно в небе. Налетит самолет, мы в разные стороны разбегаемся, потом опять собираемся. И вот где-то на подходах к Дону мы так и не собрались, остался я один, без оружия. Дошел до Дона, переплыл его. А на том берегу оказался штаб 51-й армии. У них и остался».
Владимира Федоровича направили в 275-й армейский инженерно-саперный батальон, и до самой Победы он в нем прослужил.
Взвод, в который его определили, насчитывал 8 саперов и одного командира, хотя по штату должен был состоять из 25 человек. Но бойцы справились: взрывали мосты, технику, ставили минные поля на подступах к Сталинграду.
После Владимир участвовал в оборонительных боях при Элисте. «Калмыцкие степи запомнились мне на всю жизнь. Жара, верблюды, ни воды, ни еды. Колодец встречался каждые 30 километров. Зачерпнешь влажного песка, насыплешь его в платок и высасываешь. Однажды мы даже потерялись в этих степях, еле отыскали нас», – вспоминает Владимир Федорович.
Своей первой личной победой сержант Ананьев считал взятие станции Садовой.
«Мы, саперы, обеспечивали проход пехотинцам. После взятия Садовой мы должны были привлечь к себе противника. После узнали, что на уничтожение нашего взвода Паулюс отозвал от Сталинграда 80 танков. Как только увидели немецкие танки, нам была дана команда минировать подступы. Да, мы в тот раз отступили, но буквально через несколько дней вновь заняли Садовую, а наша рота, в которой на тот момент насчитывалось всего 8 человек, захватила два немецких орудия», – рассказывает ветеран.
Владимир Федорович также участвовал в боях по освобождению города Котельниково. «Однажды был дан приказ снять минное поле, – вспоминает Владимир Федорович, – накануне прошел дождь. Деревянные ящики, в которых содержится взрывчатое вещество, разбухли. Дерево стало давить на палочку с чекой, и она постепенно стала выходить. И вот идем мы к полю этому, командир нашей роты говорит: «Работайте аккуратно, прошел дождь, опасно». И начал показывать нам запал. Его надо лопаточкой вытащить из земли, а после можно вынимать муфт. Вынимая муфт, его нужно продевать через палочку в чеке. И вот когда он ухватился за муфт и понял, что не сможет протащить, уже было поздно – взрыва не избежать. Командир успел захватить ударник, приказал нам лежать, и прозвучал взрыв. Пятикилограммовая бомба взорвалась, он погиб, но нас спас».
Военная биография Владимира Федоровича Ананьева включает и освобождение Украины, и бои за Ригу. Но месяцы обороны родного города остались для него самыми важными и значимыми.

Поделиться в соцсетях