Пять книг о весне «ВП» рекомендует лучшее чтиво для межсезонья

1. Милан Кундера. «Невыносимая легкость бытия»

Знаменитый роман чешского писателя Милана Кундеры был запрещен на его родине. Ведь там показаны события пражской весны 1968 года. Главный герой Томаш – перспективный хирург. Он весьма далек от политики, но ведь, как говаривал классик, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Томаша любят женщины. Его запутанные отношения с женой и подругой легли в канву постмодернистского повествования, полного философской рефлексии. Жизнь дается человеку один раз, ничего нельзя повторить. Блуждания в этом невыносимо легком бытии часто кажутся бессмысленными, а чувства не выдерживают столкновения с социалистическими догмами.

2. Владимир Набоков. «Весна в Фиальте»

Владимир Набоков – поэт, русско-американский писатель, автор «Лолиты», пере- водчик, чья «голова разговаривает по- английски, сердце – по-русски, а ухо – по-французски». В сборник«Весна в Фиальте» вошло 14 стилистически виртуозных рассказов. Это эстетская, сложная, «наверченная» проза, где филигранно выписаны пейзажи, атмосфера, чувственные сцены: «Кто это?» – спросила она любознательно, а я уже целовал ее в шею, гладкую и совсем огненную за шиворотом, накаленную лисьим мехом». Рассказы, выписанные с истинно набоковской любовью к детали и тонким оттенкам чувств, должны понравиться гурманам литературы, которые ценят образцовый русский язык.

3. Мацуо Басе. «Хайку»

«Леса полоса На склоне горы, словно Пояс для меча» – так видит великий японский поэт, сын самурая. Разработанный Басе (1644–1694) поэтический жанр хайку еще при его жизни обрел ошеломляющую популярность. В Японии хайку слагали даже крестьяне, организовывались клубы любителей хай- ку, устраивались состязания хаикаистов. В XX веке увлечение хайку перешагнуло границы Японии. Сегодня в ежегодных конкурсах хайку принимают участие любители из разных стран мира. Это сборник крошечных стихотворений о красоте природы и весны, увиденной глазами дзен-буддиста, который умеет в лаконичном нерифмованном трехстишии выразить красоту Вселенной.

4. Рэй Брэдбери. «Вино из одуванчиков»

Культовая книга, множество раз переизданная. История о детстве и старости, о весне и осени, о смерти и возрождении. В ней весна, когда проклевывается травка и рас- пускаются золотые одуванчики, плавно перетекает в лето, а лето – это целая жизнь для 12-летнего мальчишки Дугласа и его брата. В их семье есть тра- диция – готовить вино из одуванчиков. В дневнике Дуглас пишет, что это вино должно хранить в себе быстротекущее время, те странные и загадочные события, которые произошли, когда вино было сделано: «Вино из одуванчиков. Сами эти слова – точно лето на языке. Вино из одуванчиков – пойманное и закупоренное в бутылке лето».

5. Юлиан Семенов. «Семнадцать мгновений весны»

«А вас, Штирлиц, я попрошу остаться...» Даже если вы знаете наперечет крылатые фразы одноименного, поставленного по книге сериала «Сем- надцать мгновений весны», чтению это не помешает. Мюллер, пастор Шлаг, радистка Кэт и профессор Плейшнер кажутся почти родственниками, но книга, конечно, совсем другой формат, нежели кино. А легендарный советский разведчик Исаев-Штирлиц, «чистокровный ариец», благородный и умный, остается настоящим народным кумиром. Недаром генеральный секретарь попытался однажды представить Штирлица к высокой государственной награде... И это вовсе не анекдот, коих вообще-то об этом герое сложено немерено.