Амплуа с копытами

Сыграть даже заднюю часть лошади – ответственно и очень непросто. «Все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь», – утверждал когда-то поэт и даже не подозревал, насколько был близок к истине. По крайней мере, молодые волгоградцы Игорь Гришалевич и Владимир Гордеев о себе точно могут сказать, что они немного лошади. Точнее – одна лошадь.

Экстрим на деревянных ногах

Они играют ее – одну на двоих – в новом спектакле Театра юного зрителя по пьесе Даниила Хармса «Цирк Шардам, или Школа клоунов». Игорь – передняя часть лошади, а Владимир, соответственно, задняя. Понятно, что передняя часть лошади, а тем более задняя – далеко не Гамлет. Но молодые артисты играют с таким энтузиазмом, что даже дедушка Станиславский мог бы искренне воскликнуть: «Верю!»

– Ребята, – спрашиваю, – а как между вами роли распределяли? По какому принципу? Кто лучше лягается, тому и хвост?

Игорь смеется: «Лошадь для меня – почти амплуа!» Несмотря на то, что он всего лишь четверокурсник Волгоградского государственного института искусств и культуры, ему уже приходилось играть жеребца в одном из спектаклей ТЮЗа. Правда играл он его в одного – задняя часть была механическая. Учитывая тот бесценный опыт, ему и доверили в «Цирке Шардам» переднюю часть лошади. Основополагающую, так сказать. А его однокурсник Владимир, пока слабо разбирающийся в лошадиной психологии, с удовольствием согласился изображать то, что ниже талии коняшки.

Оказалось, что лошадь в исполнении творческого дуэта – не только намного интереснее и веселее, чем просто лошадь-соло на деревянных ногах, но и намного экстремальнее.

– Нашей лошади (а она у нас цирковая!) приходится скакать по круглому манежу. Обзор же у Игоря в его бутафорской лошадиной голове совсем небольшой, а мне так вообще ничего не видно, я же за его пояс держусь, главное – не отцепиться. Куда бежим – совершенно непонятно, – сетует Владимир. – Один раз чуть не упали. Хорошо, что вовремя сказали себе «тпру» и притормозили. Опять же: увидеть себя со стороны нет никакой возможности. Но надеемся, что получается похоже.

Работают над образом ребята серьезно, даже сходили на цирковое представление, чтобы посмотреть на лошадь «о-натурель». Но прообраз героини не до конца оправдал их ожидания – в настоящем цирке лошадь вовсе не скакала, а… танцевала цыганский танец. Молодым артистам такой высший лошадиный пилотаж не требовался – им бы галоп и рысь в синхроне освоить. И они этим усиленно занимались под руководством балетмейстера. А потом по собственной инициативе учились лягаться и даже вставать на дыбы – Игорь вскакивал на плечи Владимиру.

Доброе слово каурой приятно

– А как вы хвостом вертите?

Ребят мой вопрос застал врасплох. У их лошади в репетиционный период, оказывается, вообще не было хвоста! Но, возможно, ко дню премьеры он появится. Эта лошадь из «Цирка Шардам» вообще полна сюрпризов. У нее нет не только хвоста, но и имени. Зато цвет – вырви глаз: ярко-оранжевый.

– Очень позитивная лошадь! – утверждают исполнители. – Мы все придумали про ее характер. Она молодая, энергичная, но недооцененная на своем поприще. Наездник ее не понимает, бьет хлыстом, и потому она с ним такая испуганная и зажатая. А потом в ее жизни происходит чудо – какой-то незнакомый человек угостил морковкой, погладил – и она ушла за ним. И весь цирк ее ищет, чтобы привести обратно. А она разрывается между долгом и чувством благодарности к тому, кто ласково с ней обошелся.

– Слушайте, так это же не новогоднее представление, а какая-то трагедия получается. Просто король Лир с копытами!

– Да нет, все потом заканчивается хорошо, и она понимает, что в глубине души наездник ее любит. Просто не знает, как это показать. Ну, в жизни так часто бывает…

Единственное, что несколько огорчает молодых артистов: их роль без слов, и весь свой темперамент им приходится выражать движениями и действиями.

– А импровизацию режиссер не приветствует? Может, где-то в паузе все-таки попробовать игогокнуть? Добавить, так сказать, красок в оранжевый позитивный лошадиный образ?

– Так нет в спектакле пауз – он очень динамичный и музыкальный.

Владимир и Игорь искренне верят в то, что наступающий 2014 год, год Лошади, будет счастливым и пронесется, как лошадь, стремительно и грациозно.

– А мы закончим вуз, получим диплом, и нас, может быть, возьмут в этот замечательный театр, – мечтает Игорь.

– Только сначала нас возьмут в армию, – охлаждает оптимизм однокурсника Владимир.

– А, может, вас обоих, как заслуженную лошадь в какой-нибудь кавалерийский полк пристроят?

– Ну, это вряд ли. Хотя раз уж мы с символом года на дружеском копыте, может, чудо такое и произойдет?..