Царицын, год 1914-й. Этот день 100 лет назад

Лесопильная промышленность Царицына получила бурное развитие с 1890-х гг.

4 августа.

В этот день забастовали 800 рабочих лесопильных заводов Максимовых. Они добивались повышения заработной платы. В 1913 году в городе работал уже 41 лесопромышленный завод с пилорамами общей производительностью свыше полутора миллионов кубометров лесоматериалов. Самым крупным лесозаводом Царицына являлся завод братьев Максимовых (в недалеком прошлом – АООТ «Деревообрабатывающий завод им. Куйбышева»). С 1914 года, с начала Первой мировой войны, лесопильная империя Максимовых вырастает еще больше. Царицынские лесопромышленники наживают колоссальную прибыль на поставках леса на военные нужды.

В цехах же рабочих царило антивоенное настроение, подогреваемое действиями большевиков, которые выпустили листовку против войны и самодержавия с призывами: «Долой войну! Да здравствует мир! Долой монархию! Да здравствует всенародное правление! Встаньте же, товарищи, все как один, и это все совершится. Помните это!» И хотя после антивоенных выступлений в Царицыне свыше 30 человек были преданы царскому суду и арестованы, царицынские большевики продолжали свою работу в массах.

9 августа

Камышинское экстренное земское собрание выделило по 2 тыс. руб. на нужды лазаретов Красного Креста и общеземской организации. Между тем от Саратовской губернии решено было организовать отдельный санитарный поезд, который будет ходить на театр военных действий и доставлять раненых воинов в лазареты. На организацию такого поезда дворянство Саратовской губернии отпускало 50 тыс. руб. К нему присоединилось Вольское Земство и дало 10 тыс. руб. Санитарный поезд рассчитывался на 480 раненых и должен был быть снабжен всем необходимым. Уполномоченным этим поездом назначался председатель Камышинской земской управы Готовицкий. Готовицкий, полагая, что «…немедленная помощь защитникам нашего Отечества более существенна и важна, так как от своевременности оказания ее часто зависит дальнейшее течение болезни и избежание нашими воинами полнейшей инвалидности…», предложил Собранию также выделить средства на создание санитарного поезда, с тем чтобы несколько вагонов в нем носили название Камышинского Земства.

20 августа

В Камышинском уезде заведующая Баранниковской библиотекой в своем отчете за 1914 год писала: «Подписчики очень интересовались войной, больше спрашивали газеты, журналы и книги о войне, которых нет в библиотеке». Подобными же указаниями наполнены почти все отчеты библиотекарей. «Во всем чувствуется недостаток» (Верхняя Добринка), «Многие читатели перестали ходить, т. к. имеющиеся книги прочли» (Грязнуха), «Читать одни и те же книги нет охоты» (Гнилой Проток), «Библиотека многих взрослых читателей не удовлетворяет, т. к. все наиболее интересные книги прочитаны по нескольку раз» (Лопуховка), «Был большой наплыв читателей, но многих библиотека удовлетворить не могла. Население в ожидании пополнения библиотеки» (Перещепное). Особо часто и настойчиво в отчетах говорится о необходимости иметь газеты и журналы, об особом помещении для библиотеки с читальней, о специальном лице для заведывания библиотекой. Только заведующая одной библиотекой (Котовской) пишет, что библиотека «ни в чем пока не нуждается». Но и в этом ответе чувствуется скорее не отсутствие нужд, а отсутствие у заведующей надежды на скорое их удовлетворение…

21 августа

Газета «Волго-Донской край» сообщает об очередном заседании Царицынской городской думы.

Гласный Мельников внес предложение об увеличении платы за проезд на трамваях с тем, чтобы означенная приплата шла на оказание помощи семьям запасных, призванных на войну. Приплата должна быть добровольной, а не принудительной, в размере одной копейки на билет. Гласный Ефимов, возражая Мельникову, указывал на невозможность применения такого сбора, так как тогда потребовалось бы увеличить штат служащих при трамвайном бюро лишним кассиром или другим лицом специально для ведения отчетности означенного сбора. Кроме того, Ефимов доказывал несостоятельность этой затеи тем, что на трамвае ездят почти исключительно бедняки, которым каждая копейка дорога. Перфилов, выступая в защиту Мельникова, нашел его предложение весьма дельным, тем более что предполагается этот сбор добровольным, а не принудительным. Перфилов рекомендовал также выяснить, в какой сумме выражается ежемесячный расход города на выдачу пособий семьям призванных запасных и ратников ополчения. Дума постановила вопрос о дополнительном сборе передать на детальное рассмотрение электрической комиссии.

DNG