«Царицынская опера» показала эротичный спектакль из жизни цыган

  • «Царицынская опера» показала эротичный спектакль из жизни цыган
  • «Царицынская опера» показала эротичный спектакль из жизни цыган
  • «Царицынская опера» показала эротичный спектакль из жизни цыган
Театр «Царицынская опера» представил волгоградским зрителям уже вторую премьеру сезона – раннюю оперу Сергея Рахманинова «Алеко» и удивил оригинальной сценической версией этой известной вещи.

Цыганские страсти разыгрались не на шутку и чуть не сожгли театр. А если серьезно, спектакль вызвал интерес, хотя мнения зрителей о нем разделились.

«Алеко» – юношеское произведение великого композитора. На самом деле это дипломная работа девятнадцатилетнего выпускника консерватории. Рахманинов написал эту короткую оперу всего за 17 дней. Молодого автора увлекла задача создать музыку по мотивам романтической поэмы Пушкина «Цыганы», повествующей о любовном треугольнике в таборе.

Эта работа начинающего композитора настолько понравилась Чайковскому, что он помог ее постановке и даже разрешил давать «Алеко» вместе с собственной одноактной оперой «Иоланта», как происходит и сегодня.

Но театр «Царицынская опера» пошел другим путем. Приглашенный режиссер-постановщик Валерий Раку переформатировал одноактную оперу «Алеко» в полномасштабный спектакль. Он придумал и добавил первый акт – картины «светского бала», где герои общаются «на языке пластики, разговаривают языком романса». Проще говоря, там звучали прекрасные сочинения зрелого Рахманинова – в первую очередь «Всенощное бдение», как бы намекавшее на последующие трагичные события, и прелестные романсы.

От концертного их исполнение отличало то, что к солистам присоединился хор, изображавший праздную светскую толпу – фланирующих кавалеров и дам (почему-то с зонтиками, что не очень укладывается в концепцию бала). Появился сюжет, правда, намеченный пунктиром. Алеко (Максим Орел) приглашает на танец красавицу Незнакомку (Ольга Сабирова), между ними вспыхивает внезапное чувство. Но вдруг Алеко замечает свою избранницу в объятиях другого. Он впадает в ярость, вызывает соперника на дуэль и убивает его.

«Нарисовать» все течение роковых страстей с помощью одних только романсов невозможно, и на помощь режиссер призвал средства хореографии. Недосказанность должны были восполнить танцевальные миниатюры – артисты то прогуливались, то выстраивались в сложные фигуры бальных танцев. Заставила невольно улыбнуться сцена, когда светские дамы грозят ревницу зонтиками. И вот уже Алеко, сорвав с себя жилет и галстук, скрывается за кулисами, чтобы во втором акте наконец попасть в цыганский табор из этой «неволи душных городов».

В антракте публика делилась противоречивыми впечатлениями – одни безоговорочно приняли «модерн», другие к такому оперному новоязу отнеслись с сомнением. Предметом для споров стало и суперлаконичное оформление сцены. Художник-постановщик Георгий Матевосян освободил ее от всего лишнего, в результате действие происходило в совершенно пустом пространстве на черном фоне. А вот действительно удачная находка – пышное облако из огромного полотнища белой воздушной ткани, на которое ложились розовые отблески утренней зари и заката, некий небесный чертог.

Во втором акте, где табор уходит в небо, все было горячо и стремительно. Центром притяжения персонажей стал костер, возле которого кружились хор и балет, объяснялись в любви и ненависти герои.

Земфира – Юлия Почкалова, Молодой цыган – Роман Байлов и Алеко – Максим Орел в полной мере обладают яркой индивидуальностью, харизмой и темпераментом. Все были хороши. Знаменитая каватина Алеко «Весь табор спит», романс пылкого молодого цыгана «Взгляни, под отдаленным сводом», чувственная Земфира в арии «Старый муж, грозный муж» заставили зал откликаться благодарными аплодисментами. Юлия Почкалова в образе свободолюбивой цыганки сама была похожа на пламя костра.

Мало еще в какой опере ЦО столько эротизма по количеству объятий, горящих взоров и лобзаний. А слово «любовь» недаром рифмуется с «кровь», она обильно пролилась в сцене убийства. Свидания молодых любовников протекали на таком градусе, что еще чуть-чуть – и спектаклю надо было бы поставить категорию 18+. Правда, до этого не дошло. Он и она «уединились» было в углу сцены, и тут мимо лежащих любовников маршируют многочисленные цыганки табора и каждая набрасывает на целующуюся пару свой платок, пока их не выросла целая куча – в сцене любви это выглядело не слишком эстетично.

Как бы то ни было, у волгоградского зрителя появился шанс увидеть в талантливом исполнении солистов новое небезынтересное прочтение оперы Рахманинова – одной из самых исполняемых российских опер.

Комментарии

На кулумбичку потянуло?
Рецензия на оперный спектакль- и хоть бы слово про музыку...

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях