Целомудренная невеста

В «Царицынской опере» возобновили «Царскую невесту»

Количество жен царя Ивана Грозного – спорный и до конца не проясненный вопрос. Но известно, что его третьей женой была прекрасная Марфа Собакина, купеческая дочь, которую монарх-сластолюбец лично выбрал из 2 тысяч самых красивых девушек России. Не долго ей пришлось сидеть на троне. Девица вдруг стала худеть, бледнеть и умерла совсем скоро после свадьбы. Ходили слухи, что несчастную Марфу отравили. Это вызвало страшный гнев царя, который стал направо и налево казнить всех подозреваемых «по делу». Что в действительности стало причиной загадочной гибели красавицы, осталось тайной навсегда.

Ее художественную версию изложил литератор Лев Мей в драме «Царская невеста» – произведение легло в основу одноименной оперы Римского-Корсакова о пагубной страсти, убийственной ревности и безвременье тоталитарного режима.

Постановка на театральной сцене этой популярной русской оперы – всегда событие. Поэтому накануне Нового года волгоградские меломаны не могли остаться равнодушными к приглашению в «Царицынскую оперу» на премьеру «Царской невесты». Строго говоря, это была не совсем премьера, а реконструкция спектакля, появившегося в афише волгоградского театра еще в 2001 году. Тогда известный российский оперный мэтр Дмитрий Бертман осуществил перенос своего спектакля (1997) из «Геликон-оперы» в Волгоград.

Бертман, конечно, кудесник. Его интерпретацию классического оперного полотна отличали шекспировско-лесковское трагедийное начало, откровенная чувственность, эротизм.

Возобновление того старого спектакля «Царицынской оперы» в этом сезоне поручили приглашенному режиссеру Иркину Габитову (Мариинский театр, Санкт-Петербург). Он тщательно позаботился о том, чтобы артисты выразительно исполнили вокальные партии, драматически образно воплотили на сцене судьбы героев. Вариант Габитова получился по-оперному тяжеловесный, серьезный, приземленный. Но... в хрестоматийном академичном спектакле Габитова, где добросовестно прочитана партитура, уже отсутствует бертмановская магия.

Завсегдатаи театра не без сожаления заметили, что рукой нового постановщика «стерты» яркие режиссерские акценты, быть может, провокационные, но рождавшие эмоциональный отклик. Сильное впечатление, например, оставляли черные декорации, в которые врывались огненно-алые мазки, ну хотя бы нелепый красный балахон Марфы – некое подобие смирительной рубашки, в которой она выходила в финальной сцене безумия. Теперь вместо этого символичного наряда Марфа перед самой гибелью облачена в простой белый саван.

Темная коробка декорации, которая «съела» практически все свободное пространство и без того небольшой сцены «Цароперы», сейчас вызывает неприятное ощущение стиснутости. Хор топчется практически на авансцене. Временами казалось, еще шаг в сторону – и бояре с опричниками попадают в оркестр… Заставили недоумевать странные видеозаставки – во время увертюры на занавес проецировались кинокадры, изображающие некое заброшенное строение, отдаленно напоминающее средневековый замок.

Однако пели на славу. Сразу в нескольких партиях публика увидела новых молодых исполнителей, что не может не радовать. Мы поняли, что в штате «Царицынской оперы» появились новые интересные солистки Юлия Кучина (Марфа), Ирина Тисленко (Дуняша), которых приятно слушать и на которых, что тоже немаловажно, приятно смотреть. В партии Любаши, как всегда, блистала Ольга Сабирова, создав самый проникновенный женский образ спектакля. Долгих аплодисментов удостоился Грязной – эффектный баритон из Мариинского театра Александр Никитин, который был приглашен на премьерный спектакль. Дирижер реконструкции Александр Жиленков (Москва) и вокалисты работали на достаточно высоком уровне, и в целом стоит сходить и послушать нестареющую музыку, посмотреть самим и показать ребенку, что такое настоящая опера.

Следующий спектакль "Царская невеста" пройдет 17 января в 17 часов.

DNG

Поделиться в соцсетях