Черную икру грузили ведрами

Казачий театр угостил волгоградцев «Царицынскими байками»

Спектакль о реальном и придуманном Царицыне так и называется – «Царицынские байки». Он поставлен по мотивам одноименной книги артиста и краеведа Юрия Войтова. Адресован всем, кто любит родной город, хотел бы знать о нем больше.

Даже коренные жители в большинстве знают о Царицыне обидно мало, куда меньше, чем о Сталинграде. Исчез с лица земли тот дореволюционный и довоенный уездный город с его храмами и малоэтажными домами. Уцелевшие сегодня особняки царицынской эпохи можно по пальцам пересчитать. Скудна память о прошлом – о людях и делах, когда?то волновавших царицан.

О них рассказал, а иногда и буквально их показал шустрый царицынский фотограф. В прологе спектакля он ловко настроил фотоаппарат на старинной треноге. Может, его объектив слегка замылился за прошедшую сотню с лишним лет, но кое?что разглядеть с его помощью удалось.

Фотографу позировали наши предки-царицане (артисты театра) – обыватели, лавочники, домохозяйки, даже представители местной полиции и криминального мира. Потешив публику своими историями, они послушно замирали перед фотоящиком, ожидая, когда вылетит птичка.

Недлинный спектакль состоит из отдельных новелл-скетчей. Разыграли их смачно в прямом смысле. Актеры периодически выпивали и закусывали на сцене, чем Бог послал, вернее, тем, что по сюжету положено. Гастрономические мотивы придавали спектаклю оживляж, публика чуть ли не с завистью следила, как на сцене аппетитно угощаются то салом, то яблоком.

Жанр исторических анекдотов не все любят за его приблизительность. Было или не было такое, что царицынский хлыщ привел в ломбард свою жену – якобы оставить ее в залог? Правда ли, что местная шпана выкрала первый в городе телефонный аппарат, но была повязана на месте преступления доблестными правоохранителями? Кто его знает. Зритель смеется, и хорошо.

Смеялись, к примеру, над тем, что поданная к столу горчица (сарептинская, не иначе) сподвигла мужа-чревоугодника наконец исполнить супружеский долг на радость его верной половине. Потом ушлый царицынский торговец на глазах честной публики учил преемника «экономии», которая выражалась в том, что осетровую икру нужно смешивать с пивом, – товар прибавит в весе, выгода налицо. Следом будущий тесть устроил проверку дочкиному жениху – заставил бедолагу пробовать разные сорта водки, дабы тот вслепую определил среди них царицынскую. Это вам не в шахматы играть. Надегустировался женишок под завязку, но испытание с блеском прошел, хотя на ногах после этого уже не держался.

Немного удивило, что герои постановки, изображающие царицан, внезапно, словно забывшись, начинали гутарить на диалекте донских станиц. Все же в городских горницах народ говорил иначе. Царицын традиционный с казачеством взаимодействовал слабо, и в газетах того времени нет отзвука такой речи.

Царицын в байках – идиллический образ сытого и процветающего рая. Волга полна осетров, черную икру отмеряют ведрами, коровы телятся, ребятишки рождаются, ярило слепит глаза, короче, жизнь полна чудес!

Однако фотограф потрудился не зря, и зрителям по ходу действия предъявили реальные «царицынские старости», о которых полезно знать человеку, уважающему себя и свои корни.

Документальное ретро словно виньеткой обрамляло развлекательное действие. Черно-белые фотографии и открытки (их сменяющиеся большие видеопроекции) изображали дома, улицы, площади Царицына. Декорация сразу показалась подозрительно знакомой, вроде виденной вот только что. Эти стены красного кирпича характерной кладки с нарядной белой отделкой… Не бывший ли дом купца Шлыкова, одно из немногих сохранившихся в Волгограде старинных зданий, где ныне располагается казачий театр?..

В «закадровых» ремарках зрителей добросовестно просвещали, называя конкретные даты, факты городской летописи. Тут и незаслуженно забытые имена городских меценатов Лапшина, Миллера, Серебрякова, Репникова, Воронина, Рысина. И царицынские фабрики, давшие начало теперешнему ликеро-водочному и кондитерскому производству. А еще, оказалось, в городе на 150 тысяч населения было целых четыре театра. А в одном из них – в «Конкордии» – гастролировали Шаляпин и Собинов.

Казачий театр честно и настойчиво разрабатывает местный исторический и культурный материал, спасибо ему за это. «Царицынские байки» поставила молодой режиссер Юлия Скворцова, проект реализован в рамках гранта министерства культуры России и продолжает опыт предыдущих постановок «Гвардеец Сталинграда. Лестница времен» и «Артисты Сталинграда: все для фронта, все для победы!». Этот взгляд в глубь истории в поисках того, что всех нас объединяет и роднит.

Фото из открытых источников