Что делал Суворов в Царицыне: великий полководец продолжает оставаться загадкой для потомков

Что делал  Суворов в Царицыне: великий полководец продолжает оставаться загадкой для потомков
Многие, подчас важные и знаковые события прошлого Волгоградской области все еще остаются малоизвестными или подвергаются всевозможным толкованиям, превращаясь в легенды и мифы. Одно из таких событий – пребывание великого русского полководца Александра Суворова в наших краях. Вымысел или факт, что великий полководец посещал здешние места? В этом наш военный обозреватель «ВП» Александр ФОЛИЕВ попытался разобраться вместе с историком, литературоведом Евгением МАЛЮТОЙ.
Большой оригинал

– Евгений Васильевич, вклад Александра Суворова в отечественную историю, казалось бы, не вызывает ни у кого сомнений. Но в последних исследованиях встречаются достаточно противоречивые оценки. Неужто действительно есть повод для кривотолков даже в отношении такой легендарной личности, как этот великий полководец, которого боготворила вся армия?

– К сожалению, в двадцать первом веке, спустя двести с лишним лет, «мудреные» потомки попытались доброе имя русского военного гения показать в кривом зеркале. Пользуясь случаем, я хотел бы с вами поговорить на эту актуальную тему. Уже и потому, что на склоне жизни наш великий полководец написал о себе: «Оставляю свое доброе имя современникам и потомству». Вот мне и хочется, чтобы доброе имя полководца сияло по‑прежнему и как оно того заслуживает.

– В чем же причина, загадка многочисленных «мифов» о личности Александра Васильевича Суворова?

– Не случайно русский писатель и журналист Михаил Пыляев писал: «Русский чудо-богатырь Суворов остался загадкой для потомства… Истинные свои замыслы он всегда прикрывал фарсами и лаконичными остротами…»

– Значит, за маской «оригинала со странностями» великий полководец прятал свое истинное лицо? И как это соотносится с его появлением в нашем крае в период подавления восстания Пугачева?

– Как вы наверняка помните, в 1774 году нашему славному полководцу, попавшему на пугачевский «фронт», было 44 года от роду. Возраст вполне зрелый для генерал-поручика. Но он был не просто лихим воякой. В исходах боевых действий ему приходилось осваивать тонкости дипломатического искусства, познавать кухню и форматы закулисных игр царского двора, выполнять дипломатические миссии и весьма секретные поручения. Суворов находился в центре внимания не только командующих русской армией, но и самой императрицы. Умение вращаться в высших сферах екатерининского общества и при этом держаться на плаву дорогого стоило. Для этого надо было быть двуликим Янусом или политтехнологом, как бы сегодня сказали, чтобы не оказаться в жерновах тайных и явных врагов.

Придворные игры

– И как же развивались «подковерные игры» вокруг Суворова в дни Пугачевского восстания?

– С полей военных сражений с турками Суворов птицей летит к командующему антипугачевскими войсками генерал-аншефу Петру Ивановичу Панину. Получив от него инструкции и самые широкие полномочия по усмирению мятежа на Волге, генерал-поручик в тот же день отправился через Арзамас и Пензу в Саратов. В это же время Панин спешит сообщить императрице о невероятно скором приезде к нему Суворова. Екатерина шлет вдогонку генерал-поручику: «Видя из письма графа Панина, что вы приехали к нему так скоро и налегке, что кроме испытанного усердия вашего к службе иного экипажа при себе не имеете, и тот же час отправились паки на поражение врага, за такую хваля достойную, проворную езду весьма благодарю… Знаю, что ревность ваша проводником вам служила, и ни малейшего сомнения не полагаю, что, призвав Бога в помощь, преуспеете вы истребить злодея славы отечества вашего и общего покоя, судя по природной вашей храбрости и предприимчивости, но дабы вы скорее нужным экипажем снабдиться могли, посылаю вам 2000 червонцев».

– Какая интересная манера письма была у государыни-императрицы, зачитаться можно…


Пугачев сделал то, что превратило казацкий мятеж в грозную «пугачевщину»: он объявил смертный приговор российскому дворянству. По всему волжскому краю прокатилась волна грабежей и убийств.
 

– Увы, но к этому письму историки отнеслись весьма легкомысленно. Они обратили внимание в нем лишь на сумму. А напрасно. Письмо Екатерины II – образец искуснейший политического лукавства, чем императрица владела в совершенстве, образец той самой хитроумной закулисной придворной игры, которая развернулась вокруг крестьянского бунта.

– Послать огромные деньги загодя, когда сам исход по поимке «злодея» был непредсказуем, да еще с упованием на Бога в помощь – мог ли от этого прийти в восторг Суворов?

– Вы все правильно понимаете. При этом учтите, что речь шла даже не о «гонораре» за поимку вождя мятежников, а всего лишь о покупке экипажа. Но за эти деньги можно было приобрести экипаж весь в золоте. Случайно ли в письме своем Екатерина оговорилась «славы отечества вашего»? Почему не нашего? Здесь читается очевидная подоплека: не немцам Михельсонам, Меллинам и Муфелям, гнавшимся от самой Казани по пятам Пугачева, а русскому Суворову надлежит воцарить общий порядок в русском Отечестве.

– То есть императрице важно было сохранить лицо перед просвещенным миром?

 – Да, ведь внутренние неустройства в России – это всего лишь вечные разборки русских меж собой. В своем письме Екатерина предлагает защитнику Земли Русской стать главным карателем Пугачевского возмущения – русскими руками без всякой пощады и оглядки уничтожить русскую «сволочь». Словами Екатерины «преуспеете вы истребить злодея» рекомендуется не ловить, а уничтожить злодея, став бессудным палачом, то есть тем же злодеем.

«Ни малейшей казни…»

– И как поступил Суворов в этой партии?

– Генерал-поручик действовал в полном соответствии с инструкциями, полученными от генерал-аншефа Панина. Как и подобает, именно в Царицыне он принял под свое командование карательные войска Михельсона. Но все последующие события убеждают нас в отсутствии всякого желания у Суворова ловить «злодея» при условии, что «лучший злодей – мертвый злодей». Проще говоря, Суворов сделал все, чтобы опоздать самому и дать возможность отличиться другим.

– Получается, он сумел обыграть саму Екатерину?

– Не совсем. Императрица поняла, что Суворов сознательно избежал в глазах русского народа славы карателя. В письме своему фавориту Григорию Александровичу Потемкину, хлопотавшему о награде Суворова за поимку «злодея», она писала: «Голубчик, Павел прав. Суворов тут участия не имел, как Томас, а приехал по окончании драк и по поимке злодея». Павел – родственник Григория Потемкина, генерал-майор, а Томас… – домашняя собачка императрицы. Во всей этой драме с подавлением крестьянского восстания и поимкой Пугачева Александр Суворов не разменял свой полководческий талант на весьма сомнительные, с точки зрения будущей истории России, славу и лавры карателя. Неудивительно, что в автобиографии он с трогательной гордостью перед потомками и наверняка перед современниками признался: «сам не чинил нигде, ниже чинить повелевал, ни малейшей казни, разве гражданскую, и то одним безнравственным зачинщикам, но усмирял человеколюбивною ласковостию, обещанием высочайшего императорского милосердия!» Таким он оставался всю свою жизнь...

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях