Дело шайки разбойников. Газета "Царицынский вестник"

В ноябре, как и в предыдущие несколько месяцев, внимание российских газет столетней давности было приковано прежде всего к Великой Европейской войне. Сводки с фронтов, патриотический подъем в тылу…

На этом фоне отошли на задний план бытовые проблемы, экономика и даже криминал. Отошли, но не исчезли вовсе. Примечательно в этой связи объяснение, отчего, к примеру, снизилась преступность.

«По данным полиции, в последнее время как в г. Екатеринославе, так и во всей губернии сильно уменьшилось количество убийств, грабежей и проявление всякого рода хулиганщины. Принимая во внимание, что эти преступления по большей части совершаются «под градусами», можно смело сказать, что закрытие винных лавок здесь сыграло важную роль. Что касается краж и афер, то эти преступления относятся к разряду, так сказать, «трезвых» преступлений, и, как показывают имеющиеся данные, отсутствие водки на росте их числа не отразилось. Дело в том, что ворам и аферистам во время «работы» необходимо быть трезвыми, и невольная трезвость, вызванная закрытием винных лавок, для их «работы» значения не имеет».

Вели здоровый образ жизни и так называемые «форточники». Это от их визита пострадала мещанка Елена Мартынова. «В ее квартиру, расположенную на втором этаже дома № 30 на Костромской улице, ночью через незакрытое окно проникли воры. Они похитили двое золотых карманных часов, два браслета, несколько колец с драгоценными камнями и одно «Маркиз», два жетона Александровского военного училища, два серебряных слона и др. вещей на сумму 374 рубля».

Преступления такого рода чаще всего становились, выражаясь современным языком, висяками. Разве что воришки сдуру начнут щеголять жетонами военного училища, что и привлечет к ним внимание.

Дубовская мещанка Александра Тутаева заявила полиции, что ночью в ее квартиру на Нижегородской улице проникли воры и похитили осеннее пальто, костюм и брюки на сумму около 50 рублей и скрылись. Тутаева и домашние спали и не слышали, как воры разгуливают по квартире.

Той же ночью «через открытое окно воры проникли в квартиру Николая Устиновского, проживающего на Пензенской улице в доме № 23. Утомившись за день, Устиновский спал крепко. Этим воспользовались воры и, обшарив квартиру, вытащили из кармана брюк, висевших на стене, кошелек с 70 рублями и скрылись».

Вымерли ныне представители этой криминальной специализации. В стеклопакетах форточки не предусмотрены. Да и брюки на стенку теперь вешать не принято.

Сложнее стало жить и мастерам шарить по чужим карманам – чтобы с чужих кредиток деньги снимать, уже мало быть трезвым. Но профессию «карманник» все одно к отмирающим не отнесешь.

Дело о самоваре

А вот в двух следующих случаях правоохранителям повезло. Поскольку дело имели не с профессионалами.

«Татьяна Солодкова, проживавшая на Моздокской, 31, придя в мастерскую лудильщика Магомеда Омори Оглы на Дубовской улице в доме № 9, опознала свой самовар, стоящий 12 рублей и похищенный у нее еще в 1912 году ее сыном Михаилом Поповым. Он тогда же отбыл за эту кражу наказание в тюрьме, но не указал, кому сбыл самовар. Лудильщик заявил, что самовар ему отдали в починку в селе Отрада, но фамилии тех он не знает, а указать может. С помощью полиции самовар отобран и приняты меры к задержанию лиц, давших самовар лудильщику. Нельзя не отметить суровости гражданки Солодковой, которая, судя по всему, даже сына в тюрьму усадила, чтобы отучить от скверных привычек».

Второй пример и вовсе из области ротозейства глупости человеческой.

«На днях к проживающей на Бельской улице в доме № 29 Матрене Евгеньевой нанялась в качестве прислуги молоденькая девушка Наталья и при первом же отсутствии хозяйки похитила разное носильное платье и скрылась. Фамилии прислуги Евгеньева не знала, так как та не отдала ей паспорт. О случае дано знать полиции, которая по подозрению задержала несущую большой узел неизвестную девушку, назвавшуюся при задержании Натальей Матвеевой. Евгеньева в Матвеевой признала скрывшуюся от нее прислугу. В узле оказалось платье, похищенное у Евгеньевой. Матвеева созналась в краже. Для удостоверения личности препровождена в Царицынское городское полицейской управление».

Средь бела дня и ночью

Всю осень читатель «Царицынского вестника» смаковал сагу под названием «Дело шайки разбойников». Судебное разбирательство затянулось на месяцы. Выражаясь по-нынешнему, эта организованная преступная группа, то бишь ватага лихих людей, промышляла грабежами.

«10 октября 1911 года в колонии Сарепта в трактир Гейера зашли вечером четверо неизвестных, стали за столик и начали пить пиво.Часов около 10 двое из неизвестных, направив по два револьвера на Гейера, его сестру Шеерман, служащего Сероухова и посетителей Шперклоф и Ноль, с криком: «Руки вверх!» подошли к буфету. Все за исключением Гейера выбежали оттуда. Один грабитель, положив револьвер на прилавок, стал вынимать из кассы деньги. Другой подошел к Гейеру и, наводя на него револьвер, стал обыскивать его карманы. Когда же двое неизвестных отбирали у Гейера деньги, в буфетную комнату вошел третий неизвестный, также с револьвером в руках и, притворив за собой дверь, стал возле нее. Отобрав деньги в сумме около 120 рублей, грабители скрылись».

Рассказы о деятельности «шайки разбойников» выходили регулярно по мере продвижения судебного разбирательства. Сродни тому, как позже печатались в газетах детективы с продолжением. Читатель наверняка ждал каждый номер, чтобы узнать об очередных злодеяниях лихой четверки, попавшей так на скамью подсудимых.

«2 ноября 1911 года вечером на ст. Ельшанка младший кондуктор Крылов, сопровождавший товарный поезд № 27, находясь на платформе, заметил приближавшихся к нему четырех неизвестных. Один схватил Крылова за грудь, другой за кобуру с револьвером, а двое направили на него револьверы, злобно крича: «Режь его!», другие – «Бей в него из револьвера!» Затем двое из напавших перерезали ножами и отняли пояс, на котором висел у Крылова револьвер. Один из грабителей выстрелил в Крылова, причинив ему легкую рану в бедро. Затем неизвестные скрылись».

«В ночь на 7 января 1913 года в Ерзовке Царицынского уезда сторож Боровиков, спавший со сторожами Безкаравайновыми в волостном правлении, выйдя около часа ночи в сени, был схвачен кем-то за горло и втолкнут внутрь помещения. Затем, по словам сторожей, вошли еще двое или трое неизвестных и втолкнули их всех троих в совещательную комнату и один из неизвестных с револьвером в руке встал у дверей и под угрозой смерти приказал им не двигаться с места. Остальные грабители взломали сундуки и столы и, заперев сторожей на замок, скрылись. Часа в 4 утра в волостное правление пришел рассыльный Сидоров, взломал сундук и выпустил сторожей, которые заявили о случившемся уряднику и старшине».

Кто эти бандиты с большой дороги, как их фамилии, читателю стало известно, судя по всему, только из декабрьских номеров «Царицынского вестника».

DNG