Доктор для картины

В Школе народной реставрации даже на летних каникулах жизнь кипит. Конечно, мы этим воспользовались! И отреставрировали (с помощью специалистов) две картины. Картины не простые. Они достались редакции «Волгоградской правды» при необычных обстоятельствах. А заодно мы узнали секреты загадочной профессии реставратора.

Живопись – добыча репортера

Масляная краска кое-где потрескалась и потускнела. Массивные позолоченные рамы облупились. А на одном из холстов появилась маленькая дырочка. Эти две больших размеров картины к нам, журналистам «Волгоградской правды», перешли по наследству. На картинах изображены эпизоды Сталинградской битвы. На одной – заснеженная степь, танк в окружении пехоты. На другой – разговор двух бойцов-товарищей.

Коллективу газеты «Волгоградская правда» их подарили авторы – художники студии Грекова. Давно, полвека назад, когда только намечалось строительство музея-панорамы «Сталинградская битва», замечательные мастера-грековцы много раз приезжали к нам в город. Они специально возвращались на места боев, множество раз поднимались на Мамаев курган, чтобы сделать эскизы для будущей панорамы. Интересно, что позировали живописцам солдаты военного гарнизона. Художники выезжали для поиска нужных типажей в хутор Терновка. А чтобы лучше передать пластику человеческого тела в сражении, они побывали на полевых учениях у маршала Чуйкова.

Разработка сюжетов огромной панорамы была колоссальной задачей, связанной с физическими испытаниями. Для пленэров выбирали зимнее время, самые жгучие морозы и ветра, чтобы как можно точнее передать атмосферу победного сталинградского февраля. На вершине Мамаева кургана для художников даже построили времянку-мастерскую с печкой.

Сегодня мы об этом помним и знаем. А первой эту информацию растиражировала газета «Волгоградская правда» в своих номерах за 60-70-е годы прошлого века. Именно журналисты «Волгоградки» вели летопись тех событий. В многочисленных публикациях корреспонденты «ВП» подробно рассказывали читателям о том, как продвигается работа грековцев над панорамой. В благодарность художники отдали журналистам несколько этюдов на память.

Опасное солнце

Долгое время наши картины висели в конференц-зале Дома печати, где на них падал прямой солнечный свет (оказывается, для живописи это очень вредно). При переезде редакции с Привокзальной площади в другое здание откололись кусочки от тяжелых рам. В общем, в этом году, когда газета «Волгоградская правда» отмечает 95-летие, мы решили, что надо бы «полечить» наши раритеты, придать им цивильный вид. На них должны посмотреть и следующие поколения сотрудников «Волгоградки» – как-никак это история и города, и родной газеты!

К каким «докторам» обращаться за «лекарствами» для пострадавших картин, у нас сомнений не было. Ведь с подачи Агентства культурных инициатив в Волгограде недавно открыта самая демократичная и доступная Школа народной реставрации. Здесь учатся ухаживать за своими реликвиями, будь то дорогая сердцу старая фотография или прабабушкина шкатулка. На занятия может прийти любой желающий. Специальный курс проводится и по сохранению предметов живописи.

– Видно, что ваши картины долгое время провисели под прямыми лучами солнца и сквозняками. Поэтому образовалось заметное пылевое наслоение. Хорошо заметен сетчатый и продольный крекелюр – трещинки, говоря обычным языком, – сразу поставила «диагноз» Наталия Смирнова, заведующая реставрационными мастерскими музея-панорамы «Сталинградская битва». И начала колдовать над картинами-«пациентами». А ее манипуляции снимались на видеокамеру.

Скальпель, пинцет…

Дело в том, что первая учебная сессия в Школе народной реставрации прошла в мае-июне. Сейчас здесь каникулы, но жизнь отнюдь не останавливается. В эти дни в зале Агентства развернута самая настоящая студия и сооружены декорации. Проходят съемки документальных учебных фильмов, которые станут видеопособиями в рамках занятий.

Реставрационные видеоклассы пройдут и в краеведческом музее, библиотеке имени Горького, багетной мастерской «Мона Лиза», мемориально-историческом музее. К октябрю фильмы будут смонтированы. При желании их можно будет приобретать после занятий в Школе народной реставрации, которые осенью возобновятся в музеях Волгограда. (А записываться туда можно уже сейчас.)

Реликвии «Волгоградской правды» послужили дидактическим материалом для фильма.

Наташа аккуратно раскладывает на столике инструменты. И продолжает объяснять:

– Чем опасна пыль? Обратите внимание, она особенно заметна по периметру картины и на мазках, написанных белилами. Грязь въедается в трещинки. Из-за этого постепенно краска начинает отслаиваться и обсыпаться. Для художественного произведения это верная гибель.

Но зловещий процесс можно остановить. Реставратор вручает мне обычный ватно-марлевый тампон. Сначала нужно провести сухую обработку картины – терпеливо, осторожно протирать поверхность в одном направлениями. И потихоньку удалять сероватый налет.

Бережно, как с младенцем

Если этого недостаточно, необходимо сделать увлажненную очистку, смочив тампон в дистиллированной воде. Но если и это не помогает, берем совсем слабенький, 2-процентный мыльный раствор. И боже сохрани, никаких «Ванишей» и «Фейри». Для картины, как для младенца, полезно исключительно детское мыло без добавок.

То, о чем сейчас рассказывает Наталья, в состоянии повторить любой владелец видавшей виды живописи.

Но иногда к реставраторам попадают полотна в гораздо более запущенном состоянии. Бывает, например, на картине сильно осыпается краска и нужно срочно ее укреплять. Или образовался большой порыв ткани. Или часть изображения утрачена. Если дилетант попытается спасти вещь самостоятельно, он может только ухудшить все дело.

Профессионал в таких случаях предостерегает: не спеши!

Имея дело с сильно поврежденной вещью, реставраторы сначала составляют полное описание всех дефектов, трещин, потерь красочного слоя, сколов, а затем уже планируют последовательную программу действий.

В музеях в таких случаях собирается реставрационный совет. И коллегиально решает, есть ли смысл вторгаться в художественную канву произведения или будет достаточно минимальной корректировки дефектов. Можно, например, усилить грунт, подтонировать цвет… А как быть с прорехами?

– Ваша вторая картина притерта лаком, потому и пыль к ней не пристала. Ее можно сверху притереть особым лаковым составом, тогда краски будут выглядеть на полтона ярче, свежее. Здесь другая беда – с оборотной стороны сделан прокол. А прокол надо срочно зашивать, иначе он будет быстро увеличиваться.

Чего только нет в арсенале у реставратора! Кусок бархата – такая бархотка великолепно притягивает пыль веков и очень хорошо снимает ее с артефактов. А вот разные кисточки – от совсем крошечной до большого флейца. Всякие пинцеты, скальпели, шприцы. Брикет стерильной хирургической ваты. Ватные палочки. Акриловый грунт – он самый удобный, быстросохнущий. Но есть еще и другой состав, который реставратор делает сама – смесь мела и осетрового клея. Миниатюрный утюжок, с помощью которого и папиросной бумаги Наташа виртуозно провела заклейку полотна. И еще дюжина загадочных склянок и пузырьков с нужной «химией».

Бойцы невидимого фронта

Вряд ли, гуляя по залам музея, кто-то из нас задумывается, в каком виде шедевры сюда попали. Реставратор, как разведчик, работает тихо и незаметно для других. И еще – медленно. Это тоже корпоративная заповедь. Мгновенных результатов не бывает никогда. На тонировку картины размером 70 на 80 сантиметров может уходить неделя!

Наташа с детства мечтала быть или художником, или журналистом. Но после окончания Волгоградского горхоза устроилась в музей, откуда ее направили на учебу в знаменитый реставрационный центр имени академика Грабаря в Москве. Там трудятся асы, которые творят настоящие чудеса. Завораживает, когда после удаления загрязнений на картине проявляются детали, которых раньше не было видно. Или после расчистки иконы начинает светиться святой лик. Кудесники вселили чувство уверенности в свою ученицу. И Наталия Смирнова осталась в профессии, которой очень гордится. Хотя, честно говоря, могла устроиться и на более денежное место.

А сколько курьезных историй могут поведать реставраторы!

– Один из таких непостижимых случаев в моей мастерской связан не иначе как с грозной аурой Сталина, – рассказывает Наталия. – Вечером его портрет принесли к нам на реставрацию. Утром приходим на работу, открываем кабинет – и что же? За ночь сама собой разбилась гипсовая статуэтка, принадлежавшая одной из сотрудниц. Осколки разлетелись в разные стороны и перелетели через огромный реставрационный стол размером два на три метра. Что послужило причиной этого необъяснимого явления, покрыто мраком. Как только портрет Сталина был отреставрирован и передан на выставку, все прекратилась. Такая вот мистика.

Профессия реставратор

Необходимые качества

Терпение, аккуратность, добросовестность, логика, аналитические склонности, внимание, хорошая память, чувство цвета, художественные способности.

Опасности

Аллергия на рабочие материалы.

Где учат

Государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина в Санкт-Петербурге, Российская академия живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова в Москве, Московский государственный академический художественный институт имени В. И. Сурикова.

На заметку

Школа народной реставрации Волгограда проводит шесть учебных курсов:

- сохранение документов и книг;

- сохранение предметов из дерева;

- сохранение предметов из металла;

- сохранение масляной живописи;

- сохранение архитектуры;

- вводный курс (что такое реставрация, исторические стили, как провести первичную атрибуцию предмета).

Поделиться в соцсетях