Донцы в плен немцам не сдавались

На фронтах Первой мировой войны наши земляки проявляли чудеса героизма. В казачьих семьях в Волгоградской области помнят о Первой мировой войне: многие бережно хранят фронтовые фотографии и письма героев, награды и памятные сувениры. Слово «мобилизация», прозвучавшее в июле 1914 года, разделило размеренную жизнь донских казаков на «до» и «после».



Первый и последний

С вступлением России в Первую мировую войну все Донское казачье войско было мобилизовано. Полки по приказу оставили места своего квартирования и выступили в поход на фронт.

Два слова, которыми можно коротко, но емко охарактеризовать историю участия донского казачества в той войне, – это «Первый» и «Последний».

Первыми российскими военнослужащими, получившими награды в самом начале войны, были донские казаки. А последние части, которые не разложились и не были деморализованы, были казачьи.

Одним из последних полков, покинувших фронт в 1918 году в Русской императорской армии, был 6-й Донской казачий генерала Краснощекова полк Второго Донского округа. Он оставил занимаемые позиции на румынском фронте только после приказа Войска Донского и 29 января почти в полном штатном составе прибыл в Новочеркасск.



Казаки не сдаются!

Боевые действия в Первой мировой войне отнюдь не были позиционными, в особенности в русском театре военных действий. Люди гибли сотнями тысяч, города сдавались и осаждались заново по нескольку раз в год.

Казаки выполняли зачастую особые миссии в этих операциях. Например, осуществляли прикрытие, ходили в дозор. Казачья атака лавой наводила ужас на противника.

В самом начале войны казаков еще можно было различить среди других войск русской армии. Как и у всех, гимнастерка у них была защитного цвета, но шаровары оставались с лампасами. Но уже к 1915-1916 годам казаки носили шаровары общевойсковые, стараясь ничем не отличаться внешне от других солдат. Это происходило потому, что к казакам, попавшим в плен, у противника было особое отношение. Донцов мучили с особым пристрастием, да и вообще, был негласный приказ в плен казаков не брать.

Возможно, этим отчасти и объясняются немыслимые геройские поступки казаков. Например, когда командир 13-го корпуса генерал Клюев сдался немцам и приказал остальным последовать его примеру, казаки 40-го Донского полка Второго Донского округа отказались выполнить приказ, совместно с тремя пехотными полками прорвали кольцо окружения и вышли на свою территорию.

В «Брусиловском прорыве»

Командующие, отдавая приказы казачьим частям, всегда были уверены в успехе их боевых действий. Пример тому – штурм австрийских укрепленных позиций па линии Ржавенцы-Баламутовка между Днестром и Бугом в 1915 году. Не только австрийское командование, но и русские генералы считали их неприступными. Они оборонялись несколькими тысячами человек. Атака была поручена 9-му Донскому полку, насчитывавшему менее 400 казаков. Донцы штурмовали укрепления в час ночи в лучших казачьих традициях и прорвали оборону противника.

Казаки также успешно участвовали и в общеармейских крупных операциях. Например, в организации знаменитого «Брусиловского прорыва» и преследовании отступающего противника принимали участие 1-я, 3-я, 5-я и 6-я Донские казачьи дивизии.

Всем известен донской казак Козьма Фирсович Крючков, первым получивший Георгиевский крест на той войне и ставший в глазах народа символом русской воинской удали и отваги. Но таких Крючковых среди донцов было множество. Вот лишь несколько ярких страниц служения Отечеству казаков Второго Донского округа – наших земляков…


Урядник взял в плен… аэроплан

В боевом журнале 5-го донского казачьего полка, который формировала станица Есауловская, записано:

«Сотник Леонид Грузинов 2-го сентября 1914 года с разъездом в 10 человек казаков первым вскочил в город Сандомир при отступлении австрийцев, бросился в атаку, несмотря на сильную ружейную стрельбу, повел разъезд, захватил 27 австрийских пехотинцев с полным вооружением, которых доставил в штаб полка».

За это дело сотник Грузинов был представлен к награждению Георгиевским оружием. В том же боевом журнале описаны подвиги казаков Алексея Евтерева и Василия Сердобинцева.

«Казак 4-й сотни Алексей Евтерев, 25 августа 1914 года будучи послан с приказанием к командиру обоза II разряда, на пути в лесах у деревни Ласоцан наткнулся на австрийский разъезд силою 5 человек, который весь взял в плен и доставил в штаб 14-й Кавалерийской дивизии, за что получил Георгиевский крест 4-й степени».

«Старший урядник Василий Сердобинцев, 14 сентября 1914 года будучи с разъездом в 7 человек от разведывательной сотни в тылу противника, захватил немецкий аэроплан; за что получил Георгиевский крест 4 ст.».


По наградам узнаем о них…

Исследователи истории казачества пока не пришли к единому мнению о точном числе казаков, участвовавших в Первой мировой войне. До сих пор этот вопрос остается дискуссионным. Приводится только количество полков, батарей отдельных и специальных сотен. Но, владея этими данными, нельзя в точности определить их численный состав.

Ведь в Русской императорской армии с 1916 года на европейский манер уменьшается число полков в дивизиях, рот в полках и так далее для уменьшения присутствия личного состава при сохранении численности техники и оружия. Таких сведений или их опровержения по кавалерийским и казачьим дивизиям, в которые входили казачьи полки, не найдено. Но все же Первая мировая у многих ассоциируется именно с казаками и их подвигами.

За всю кампанию 193 офицера и более 37 тысяч нижних чинов Донского казачьего войска были награждены высшими знаками воинской доблести и славы.

В наши дни свидетельства подвигов донских казаков бережно хранят сотрудники музеев, в честь героев устанавливаются памятники потомкам в поучение и назидание.

DNG