Есть ли клад на дне Волги

Такое собрание картин сегодня на мировых аукционах оценили бы в астрономические суммы. В наши дни оно было бы общей гордостью и достоянием волгоградцев, если бы не события 70-летней давности…

Мнения расходятся. Может быть, никакой загадки и нет. А 24 августа 1942 года под градом нацистских бомб затонул пароход, который переправлял за Волгу бесценную коллекцию живописи Сталинградской картинной галереи. И она бесследно канула в бездне клокочущей под обстрелом воды.

Но вот что любопытно. Говорят, в 2003 году в подвале морфологического корпуса Волгоградского медицинского университета совершенно случайно было обнаружено живописное полотно со штампом Сталинградской картинной галереи. Называлось оно «Маевка в Царицыне 1903 года» и принадлежало кисти художника Петрова. Каким чудом оно осталось в целости? Как оказалось в подвале?

Есть свидетельства, что политически «правильная» картина «Маевка в Царицыне…» украшала кабинет первого секретаря Сталинградского обкома ВКП (б) Александра Чуянова. И, очевидно, попала туда из галереи?

Увы, достоверных свидетельств о судьбе Сталинградской галереи, о том, где обрывается ее след, как не было, так и нет.

…Сталинградцам было чем восхищаться, когда 15 января 1938 года они впервые увидели выставку картин, которым могли бы позавидовать Третьяковка и Эрмитаж. Специального помещения, правда, для них тогда не нашлось. Экспонаты развесили в здании бывшей лютеранской кирхи на улице Спасской (ныне улица Володарского). Символично, что кирха эта тоже снесена с лица земли…

Сейчас мы располагаем скудной информацией, разрозненными фактами, буквально крохами. Можно предположить, что основной фонд галереи был создан еще в 1920 году в ответ на цветистый призыв главы Наркомпроса товарища Луначарского: «…Нам сейчас нужны большие композиции, убедительные по форме, изящные по мысли и чувствованию, некие спокойные и величавые проповеди гнева, любви, надежды…»

В бюджете Сталинграда за 1938 год расходы на галерею составили 20 тысяч рублей, и это тоже говорит о ее значимости для города. За короткое время ее посетили 216 тысяч человек, оставляя в книге записей восторженные отзывы. В 1939 году директором галереи назначили выпускника художественного училища Александра Ивлиева.

Чуть ли не единственным источником сведений о Сталинградской картинной галерее служит тоненькая книжка – каталог экспозиции, выпущенный в 1941 году. Из него следует, что посетителям галереи показывали творения выдающихся русских художников. Что ни имя, то классик, создатель великих шедевров.

«Разрушенный мол» и «Ночь» Ивана Айвазовского, «Развалины Рима» Николая Ге, «Помещик в церкви» Василия Перова, «Парк» и «Венеция» Александра Бенуа, «Этюд головы» Ивана Крамского, «Огни Парижа» и «Весна» Константина Коровина, «Река Истра» и «Осенний пейзаж» Исаака Левитана, «Степан Разин» и «Берег моря» Василия Сурикова, «Натурщица» и «Зуав» Валентина Серова, «Мальчик» и «Нищий» Виктора Васнецова, «Виньетка» и «Орнамент» Константина Сомова, «Лес» Ивана Шишкина, «Платан в Крыму» Василия Поленова. И это далеко не все.

В разделе западно-европейского искусства тоже были вещи, вызывающие слезы радости искусствоведов. Картина голландского мастера XVII века Лейресса «Жертвоприношение Венере, или Свадебная сцена перед статуей Венеры», например. Полотно это в свое время хранилось в Императорском Эрмитаже. Гравюры с работ Рубенса и Рембрандта, изысканный севрский и лиможский фарфор в стиле рококо, голландский эмалевый сервиз с росписью золотом, бронза, граненый хрусталь. Горько думать, что все эти сокровища утрачены навсегда.

Советские (и сталинградские) мастера тоже были представлены в Сталинградской галерее, и даже, по данным некоторых исследователей, там находились произведения русских художников-авангардистов Поповой, Экстер, Родченко, Розановой.

Нет, недаром в сентябре 1939 года уполномоченный по делам искусства при Совнаркоме СССР искусствовед Сокольников отмечал, что среди ряда городов Поволжья (имелись в виду Горький, Казань, Куйбышев, Саратов, Астрахань) культурная и художественная жизнь Сталинграда занимает одно из первых мест.

Айвазовский, Левитан, Репин, Шишкин и другие – это только известные сегодня имена художников, которые выставлялись в Сталинградской галерее. А что там было еще? Скорее всего, об этом мы никогда не узнаем. Потеря всего этого, конечно, настоящая трагедия.

Сталинградская картинная галерея прекратила работу в самом начале войны.

Директор галереи Александр Ивлиев были мобилизован. С осени 1941 года находился в действующей армии. Погиб в 1943 году.

24 октября 1941 года галерею должны были эвакуировать в село Иловатка. Предписывалось в трехдневный срок снять с подрамников и накатать в валы холсты, упаковать в ящики фарфор и мелкую пластику. Покинуть помещение и переехать в сельский район, подальше от опасности бомбежек и пожаров.

Готовую к путешествию коллекцию перевезли в подвал Сталинградского драмтеатра. По невыясненным причинам она оставалась там до начала массированных бомбардировок Сталинграда, черного 23 августа 1942 года.

По некоторым свидетельствам, утром этого рокового дня коллекция галереи была погружена в машину, которая должна была доставить ее на пароход, стоящий у причала. Кто-то видел раскрытые ящики с картинами на берегу Волги…

…Живописное полотно со штампом Сталинградской картинной галереи в годы Великой Отечественной войны было обнаружено на Западной Украине. Картину везли в немецком обозе, атакованном партизанами. О ее дальнейшем местонахождении тоже ничего не известно.

По мнению ряда серьезных исследователей, коллекция, в которой отразилась судьба нашего города, считается утраченной. Но верить в это не хочется.

– Возможно ли чудо – то, что одна, несколько или какая-то часть картин растворившейся в небытии Сталинградской галереи не погибли, не утонули при переправе, а где-то ждут своего часа и просто пока не обнаружены? – спрашиваю одну из кропотливых исследовательниц этой истории искусствоведа Татьяну Гафар. Она была первой, кто собрал воедино обрывочные и разрозненные факты о судьбе галереи.

– Хотелось бы верить в это, – отвечает Татьяна, – правда, в таких делах чудеса редки. Просто надо будет продолжить исследование дальше, попробовать узнать, что еще было в галерее, изучать доступные документы о возвращенных художественных ценностях после Великой Отечественной войны. И тогда может случиться чудо открытия, ведь добывание новых фактов всегда чудо.

…А может быть, кто-то из читателей «Волгоградской правды» внесет свою лепту в раскрытие тайны гибели Сталинградской картинной галереи?