Это безумный, безумный мир

В первых числах октября ведущие волгоградские театры разом выстрелили премьерами

В Волгограде открыт новый театральный сезон. На премьерных спектаклях побывала обозреватель «Волгоградской правды», и сегодня она делится впечатлениями.

В одной элитной психбольнице

В НЭТе состоялась премьера спектакля «Странная миссис Сэвидж», за которым неизбежно маячит тень старой постановки театра Моссовета с легендарными Раневской, Орловой, Марецкой. И… сравнивать нет смысла. Другое время – другой театр. Новый экспериментальный рассказал историю «странной миссис» без сурового соцреалистического пафоса, с нежной и как будто бы простодушной интонацией, от которой становится вдруг хорошо.

Звездой этого спектакля, конечно, была Светлана Блохина – Сэвидж. Вот она в бе-

зумной пелерине и шляпке набекрень вошла в гостиную привилегированной психушки, куда ее упекли приемные дети. Актриса, видимо, сознательно смягчила эксцентричные краски, которыми виртуозно владеет. Ее Сэвидж – ироничная, деликатная, мудрая, глубоко спрятавшая горькие мысли. От ее присутствия на сцене было редкое в сегодняшнем театре ощущение гармонии.

Боясь обидеть неосторожным словом или жестом, миссис Сэвидж по?матерински терпеливо выслушала каждого чудика-пациента клиники «Тихая обитель». Однако зрелище было бы слишком правильным и пресным, если бы его не оживляли юмор, с блеском отыгранные репризы и чудесная музыка.

Сплоченная компания странных добряков, когда наступал ее выход, с удовольствием начинала куролесить: то резко выключать свет, то вытаптывать ковер по краям, то со всей дури пилить на скрипке. В этом дружном хоре персонажей-фриков каждый актер безупречно провел свою партию. Большой ребенок – крошка Фэри (Виолетта Койфман), харизматичный толстяк Ганнибал (Дмитрий Макаров), неврастеничный красавчик Джеффри (Виталий Мелешников), Флоренс (Анастасия Макаричева), у которой вместо воображаемого сына – кукла…

Заслуженной артистке РФ Елене Тополаге досталась роль почти без слов: миссис Пэдди кроме того, что ненавидит электричество и принципиально ни с кем не разговаривает, время от времени произносит дикие монологи. Но талантливая актриса наполняла эти бессмысленные речи такой бесконечной тоской, что в зале наступала особенная тишина.

Пациенты клиники, не сумевшие приспособиться к реальности, которая сузилась для них до размера ореховой скорлупы, в конечном счете оказались самыми разумными людьми во всей этой истории.

«Диагноз» странной миссис Сэвидж – безудержная филантропия, стремление исполнить заветные желания, изменить этот мир к лучшему, причем на свои деньги. Такое не прощается. Нормальными считают себя те, кто умеет только хапать, а не тратить миллионы на искусство и благотворительность. Это приемные дети миссис Сэвидж, циничные хозяева жизни, облеченные властью. Сергей Викторов (Сенатор Тит), Александр Трапезников (судья Сэмуэл) и Марина Алексеева (светская львица Лили-Белл) играют нарочито карикатурно, с гротесковой подачей.

Достоинство этого спектакля в том, что постановщик – народный артист РФ Отар Джангишерашвили и актеры настолько верят в энергию добра и так убедительно проживают сюжет этой пьесы, что нам ничего другого не остается, как поверить: безусловную моральную победу одерживают именно беспомощные и неадекватные добряки.

Наивно? Сентиментально? Да, наверное. Но так необходимо, чтобы не зачерстветь окончательно.

Что наша жизнь? Абсурд…

Юмор с налетом абсурда – нечастое явление в волгоградских театрах. «Не пугайтесь моментов полного затемнения в зале. Не пытайтесь подсвечивать актеров», – напутствовали нас перед показом. Спектаклем «Как вы это объясните, Холмс?» (по пьесе британского драматурга Тома Стоппарда «После Магритта») в постановке московского режиссера Сергея Тюжина открыл сезон Волгоградский молодежный театр.

Пьесы Стоппарда – это такие интеллектуальные деликатесы. Случайный зритель может впасть в ступор от его причудливой драматургии. Но молодежный воспитал собственную продвинутую аудиторию.

Премьерная публика, собравшаяся в небольшом зале театра, принимала эпатажный спектакль на ура и явно мыслила на одной волне.

Стоппард в своих пьесах тонко прописывает иллюзорность зрения и невозможность отличить реальность от вымысла. Где правда? У каждого она своя… Этот ироничный стеб и происходит на сцене.

Сыщик, который пытается докопаться до смыслов, понятно, не настоящий Холмс. Имя знаменитого детектива носит констебль (Вячеслав Мидонов). Так что Холмс на подхвате, а следствие ведет полоумный инспектор Фут (Максим Перов), чье обличье явно срисовано с дамского любимчика Бенедикта Кэмбербэтча. Длиннополое пальто, кудрявая шевелюра, даже рингтон на мобильнике заимствованы из сериала «Шерлок»… Полицейские Фут и Холмс пытаются вывести на чистую воду богемную семейку Харрис – супругов Телму и Реджинальда (Вероника Куксова и Владимир Захаров). И чью?то из них мать (Татьяна Браженская). Диалоги, круто замешанные на парадоксах, чем дальше, тем убийственнее.

Супруги яростно спорят: они увидели одного и того же прохожего, но по?разному. То ли это футболист нес под мышкой винный бурдюк (а может, валторну?), то ли это слепой, одетый в полосатую пижаму, баюкал черепаху. Всплывают все новые детали: седая шевелюра, бейсбольная бита, сломанный костыль, ботинок из крокодиловой кожи. Околесица притворяется разумной беседой, во время которой супруги непринужденно передвигают туда-сюда мебель, подбирают с пола пули от револьвера 22?го калибра, угощаются фруктами из корзины, подвешенной к потолку. А тут еще мать начинает изо всех сил трубить в тубу (актриса Татьяна Браженская специально брала уроки игры на этом музыкальном инструменте).

Этот сюр напоминает, а иногда и прямо копирует странные образы полотен бельгийского художника-сюрреалиста Рене Магритта. Гениальный танец Захарова – Куксовой, этот умопомрачительный микс индийского диско и латино, стал кульминацией веселого безумия и вызвал бурную овацию (хореограф Елена Щербакова). Финал же был неожиданно логичным и остроумным.

Фото аfisha.ru