Евгений Гришковец уронил звезду

Актер и писатель показал волгоградцам новый хорошо забытый старый спектакль. Он постройнел и подкачался. Так оценили внешний облик писателя и артиста его волгоградские поклонники, каковых у нас немало. Известный драматург, режиссер, литератор Евгений Гришковец показал волгоградцам моноспектакль "ОдноврЕменно или одновремЕнно".


Тут надо пояснить, что по ходу действия Гришковец раздевается до трусов (так надо по сюжету), поэтому трудно не заметить его и правда неплохую физическую форму. Сначала он вышел в мятых брюках с подтяжками, в рубахе навыпуск. И больше двух часов травил байки, находясь в центре маленького огороженного веревочками квадрата.

– Бюджет моего спектакля мне не понятен, – иронизирует Гришковец, – «декорацию» я сам придумал и нарисовал.

Это легкая конструкция типа мобила – вырезанные из бумаги белые фигурки: звезды, месяц, самолет, спутник, ракета. Рядом стоял вентилятор, который приводил все это космическое хозяйство в движение. После спектакля одна из зрительниц ухитрилась унести с собой на память бумажную звезду.

Разгадывать, в чем феномен Гришковца, по-моему, бесполезно. Его фирменный стиль – словно бы сбивчивый разговорный жанр, внезапность ассоциаций, наивная откровенность. Может, поэтому к нему, как к своему, относятся слушатели. Знаю волгоградцев, которые не жалеют денег на дорогие билеты, стараясь не пропускать его гастрольных выступлений в нашем городе.

– У меня везде сложилась своя публика: люди, которые читают мои книги и ждут меня. Много молодежи 25-30 лет. В чем-то они похожие. То есть у меня хорошая публика, – уверен Гришковец.

Волгоград впечатляет его своей длиной. Здесь писатель уже не первый раз. И ему неоднократно доводилось проехать наш мегаполис с севера на юг.

– Сто сорок километров – это целая Калининградская область в самом протяженном месте, – качает он головой.

– Пьесу «ОдноврЕмЕнно» я написал еще в 1999-м, а потом устал от нее. Долго не играл, а недавно взял и сильно переделал, – пояснил Евгений Гришковец.

Волгоградцам он представил обновленную версию этого спектакля.

– Раньше, например, у меня там был большой монолог, посвященный миллениуму. Сейчас уже забыто, что этот рубеж нам всем когда-то казался чем-то особенным.

Герой Гришковца теперь рассказывает не о миллениуме, а о превратностях встречи Нового года с семьей, вызывая у зрителя веселую радость от узнавания типичного российского праздника – и 31 декабря, когда нервная жена режет тазы салатов, а по телевизору показывают выученную наизусть «Иронию судьбы», и особенно 1 января, которое начинается со сладостного изучения холодильника, все еще забитого закусками. Их можно заедать тортом и запивать кисленьким теплым шампанским. Вот когда наступают мгновения счастья.

Им, этим простым мгновениям, посвящено «ОдноврЕмЕнно». Удивительный текст, который произносит герой Гришковца, словно поток сознания, соткан из множества типичных историй обыденной жизни, наблюдений, которыми автор делится с публикой, буквально их препарируя. Казалось, ничего кроме скуки это вызывать не должно. А принимается, как ни странно, на ура.

Вот что особенного в красивой женской сумочке? Однако Гришковец углубляется в историю вопроса. Потому что, как ни крути, а жило-было животное. Убили, сняли кожу. В то самое время, когда убивали животное, где-то в другом месте специальный дизайнер изобретал в творческом порыве новую сумочку. Придумал, нарисовал ее, тут как раз кожу подвезли. Короче, сделали сумочку, посмотрели на нее со всех сторон, назначили ее модной, поставили в магазин на витрину…

Шла мимо женщина, барышня или дама, увидела сумочку в витрине, посмотрела-посмотрела, ушла. Потом вернулась со своим мужчиной, показала ему сумочку. Он пожал плечами, вздохнул, достал деньги, заплатил. Все. У женщины эта сумочка есть! И это не кошелка какая-нибудь, не авоська, это красивая, изящная вещь из тонкой кожи. Это аксессуар, это украшение. То есть женщина этой сумочкой действительно украшена. То есть животное погибло не зря!

Но стоит заглянуть в эту красивую, изящную сумочку через неделю после ее покупки… Там же ужас. Там уже масса всего накопилось. Там же слои. Туда перешло содержимое предыдущей сумочки и еще что-то добавилось. Ключи и документы в этой сумочке никогда не найти…

На этом патетическом месте в публике, особенно в ее женской половине, начинается и усиливается смех, переходящий в истерику. Хотя вроде ничего особенного не сказано. И к чему все это?

...А Гришковец то напяливает на себя шлем и очки, становясь летчиком, то поет, исполняя свою детскую мечту, «я как Элвис». Момент истины наступает в финале, когда он простодушно объявляет: «Сейчас упадет звезда». И, отцепив белую бумажную звездочку, берет ее в руку, и держит, держит, дает всем время загадать желание, перед тем как уронить на сцену. Возникает пауза космической тишины. Перед взрывом аплодисментов.