Гламур от Моцарта

«Школа любви» считается самой аморальной оперой Моцарта. Малоизвестное (в сравнении со «Свадьбой Фигаро») произведение зальцбургского гения в интерпретации «Царицынской оперы» – нечто по-неаполитански жизнерадостное и легкое.

«Cosi fan tutte» («Так поступают все женщины») – так изначально называлось сочинение венского классика. В волгоградском театре оно получило не менее игривое название «Школа любви».

Фабула проста до примитивности – два влюбленных итальянских офицера заключают пари на верность своих невест. «Ушедшие» на войну, женихи тайно возвращаются в чужом обличьи и на протяжении двух актов морочат головы своим дамам. Причем каждый из мнимых гостей ухаживает за избранницей друга, сумев очаровать «неприступных» красавиц и чуть ли не подписать с ними брачный контракт. Девицы посрамлены, ибо, как все женщины, оказались беспечны и ветрены. Феминисткам такое либретто точно не понравится.

Правда, Эйнштейн (он и на скрипке играл, и в театр ходил) писал, что опера «Cosi fan tutte» не столько зла, сколько «похожа на переливающийся всеми красками великолепный мыльный пузырь, расцвеченный буффонадой, пародией, искренними и притворными чувствами».

Гривуазный сюжет с его двусмысленным финалом – лишь повод показать хорошие голоса певцов, владение вокальной техникой. Партитура от начала до конца пронизана лихорадочным весельем: чудные дуэты, трио, квартеты и квинтеты – вот что доставило удовольствие волгоградским меломанам. Роскошные ансамбли, казалось, придавали куража солистам Елене Плешаковой, Вере Соловьевой, Максиму Орлу, Виталию Ревякину, Александру Мельникову. Приятно звучит и хор. Из удач хочется особо отметить вокальное и актерское мастерство заслуженных артисток России Елены Барышевой (Дорабелла) и Анны Девяткиной (служанка Деспина).

Прекрасная Девяткина, которую поклонники помнят в партиях романтических героинь, вдруг обнаружила потрясающее чувство юмора. В острохарактерной роли пышной озорной служанки артистка была органична, по ходу действия перевоплощаясь еще и в лже-лекаря, а потом и в ряженого нотариуса.

Спектакль для «Царицынской оперы» поставил приглашенный режиссер из легендарного Мариинского театра (Санкт-Петербург), заслуженный деятель искусств России Иркин Габитов. Трехчасовые любовные перипетии – раздолье для фантазии постановщика, одарившего персонажей удачными мизансценами и гэгами.

В союзе со сценографом Георгием Матевосяном и художником по костюмам Еленой Павловской он создавал «прэлестные» картинки галантного века. Эффектные декорации сменяли друг друга – дамский будуар, лужок в саду и даже вплывающая на сцену парусная барка. Костюмы нежных тонов, словно у фарфоровых пасторальных статуэток, однако не мешали героям впадать в явную эксцентрику.

Все вместе – красиво, обаятельно. Эротика «самой аморальной» оперы Моцарта была легко, словно пунктиром, намечена: скорее легкое кокетство, и не более. И, главное, никто из присутствующих в зале женщин, обвиненных в «падении нравов», не обиделся.

Получился очень добротный, в классическом духе спектакль, на который впору водить школьников, чтобы знакомить их с высоким жанром оперы. Тем более, наш город им отнюдь не избалован.

Врез

Следующие спектакли «Школы любви» можно увидеть в театре «Царицынская опера» 19 января и 24 февраля. Начало в 17 часов.