Город-сказка, город-мечта...

В Волгоградском музее-панораме «Сталинградская битва» проходит экспозиция, которая знакомит посетителей с проектами восстановления города. Подробности о ней наш корреспондент узнал у заведующей экспозиционно-выставочным отделом музея-заповедника «Сталинградская битва» Светланы Аргасцевой.

Решение о восстановлении города было принято в 1944 году, тогда и был объявлен всесоюзный конкурс. В нем приняли участие не только профессиональные архитекторы, но и простые солдаты, которые родились или воевали на сталинградской земле. Многие проекты начерчены и описаны на обрывках плакатов, на трофейной бумаге. 
Еще в 1943 году, после окончания Сталинградской битвы, в город прибыла группа архитекторов, которая начала работать над концепцией нового Сталинграда. Между Алексеем Щусевым и Каро Алабяном возникла дискуссия о том, какой она должна быть. Щусев считал, что город нужно восстановить в первоначальных границах и первоначальном облике, а Алабян – что его нужно построить совершенно новым – красивым, большим, величественным. Победил последний.
– Проекты можно разделить по трем временным этапам, – рассказывает Светлана Аргасцева. – Те, что были присланы во время войны, на сегодняшний взгляд сильно идеологизированы с точки зрения графики: если танк, то он обязательно едет по фашистской каске, если это советский солдат, то он убивает немецкого солдата. Но тогда можно было понять, что художник, творец хотел увидеть врага униженным, раздавленным. Жажда мести отразилась в проектах памятников. В 1945 победном году проекты тоже становятся победными. Закладывается стиль, который сейчас принято называть «сталинским»: монументальность, звезды, лавр, дубовые листья в виде украшений. Они предопределили архитектурную визитную карточку современного Волгограда и сейчас вызывают интерес у туристов. Третий тип проектов – это уже 60-70-е годы. Их отличительная черта – гигантизм. Это был стиль романтики, когда людям, которые потеряли своего 18-летнего друга на фронте, было уже 40-50 лет, и они понимали, что проживают свою жизнь, а их друг – нет, потому что погиб за Родину. И вот в памятниках отражается апофеоз героики, величие подвига люди привносят в размер памятника. Примечательно, что аналогично масштабными были и проекты, присылаемые в СССР иностранцами.
Действительно, проект французского художника из Касабланки предусматривает пять музейных зданий, расположенных в виде лучей звезды, в центре которой 200-метровый меч пронзает немецкую каску. По сравнению с его размерами Родина-мать казалась бы миниатюрой, да и сами здания высотой почти в сотню этажей могли соперничать со знаменитым зданием МГУ в Москве.
Есть и совершенно футуристические проекты. Автор Черкасов представляет Сталинград в виде пирамиды, накрытой стеклянным куполом, ведь после войны в нем не должны идти дожди, дуть ветры. Постоянная температура и полная защищенность. В описании проекта Черкасов применяет определение «умный город»: Сталинград в его представлении должен был стать наукоградом. Проект Ивана Леонидова вообще на грани сюрреализма: он проектирует некий космический памятник, который вращается вокруг Земли. И когда он проплывает над Сталинградом, люди прекращают работу и начинают праздновать и веселиться.
Все проекты восстановления города обсуждались с его защитниками, например, с маршалом Еременко. Было небезразлично, как оценят облик города те, кто стоял за него стеной.
– Ни один проект не воплотился в жизнь полностью, но все они нашли отражение в какой-то степени в облике города, таком, каким мы знаем его сейчас, – говорит Аргасцева. – Хочется напоследок отметить, с каким энтузиазмом подключилась вся страна к конкурсу, на него были присланы сотни заявок. И сколько души и жизни было вложено в каждый проект! Современным архитекторам стоит взять это за образец: в творчестве должен быть не только профессионализм, но и душа.