Господин, а ну снимите шляпу!

«ВП» узнала, какие страсти кипели в первых царицынских кинотеатрах и куда было принято ходить на премьеры

Публикация «Волгоградской правды» о том, как в дореволюционном уездном Царицыне появилось чудо по имени кино, вызвала резонанс и множество вопросов читателей. Сегодня мы продолжаем тему и даем слово одному из известнейших исследователей истории края, специалисту Центра региональной истории ВГАПО, кандидату исторических наук Ирине Рябец.

Сегень? Сейгель?

— Часто приводится полулегендарная версия, что в Царицыне первый кинотеатр якобы был открыт в перестроенном помещении лабаза аптекарем Яковом Сегенем под влиянием его энергичной жены, которая побывала на одном из кинопоказов в Париже, заболела кинематографом и уговорила супруга сменить профиль бизнеса, — рассказывает Ирина Рябец.

Действительно, согласно источникам, в нашем городе была аптека, только фамилия владельца звучала как Сейгель. Находилась она примерно там, где сейчас стоят трибуны на площади Павших Борцов напротив Главпочтамта. А вот демонстрировал ли кино проживавший в Царицыне аптекарь Сейгель, все?таки большой вопрос…

Что сказать о тогдашних городских вкусах? Простая царицынская публика обожала цирк и валом валила на представления. Господа побогаче ходили в театр и водили туда своих дам. Увы, гастроли хороших циркачей и театральных трупп в городе бывали не часто. Досужие обыватели посиживали в трактирах, кафе-шантанах с низкопробными певичками и куплетистами, репертуар которых, что греха таить, далеко не всегда был образцом нравственности и вкуса.

И вдруг… В этот привычный мир ворвалось кино с его романтическими историями, страстями, с будоражащими воображение триллерами про «механического убивца», экшенами про «лихих шоферов, гоняющих повозки и разбивающих их в труху».

Электротеатр рядом с банями

Сейчас все это вызывает улыбку, а тогда электротеатры с их «бегущими картинками» и невероятными историями уносили зрителя далеко-далеко в заоблачные дали. Сейчас бы это назвали медийной революцией — новая мода молниеносно покорила сердца и души.

На рубеже веков в Царицыне один за другим вырастали стационарные кинотеатры. Реклама у них была звонкая, названия броские, попасть туда стремились и бедняки, и богатеи.

Не обходилось без курьезов. В те времена никто из уважающих себя дам и кавалеров не выходил из дома без головного убора. В кинотеатрах мужчины сами решали, снимать или не снимать свои фуражки, кепки, канотье, котелки или фетровые «федоры» в зависимости от уровня своего воспитания, что не могло не вызвать стычек и споров. Ну как можно пропустить самое интересное на экране из?за упрямой шляпы? Эта деталь смешно обыграна в фильме «Человек с бульвара Капуцинов», где высокий перьевой убор индейского вождя аккуратно обрезает зритель из заднего ряда.

В зале кинотеатра разрешалось курить, поэтому то тут, то там дымилась сигаретка. С течением времени кинотеатры разделились на те, в которых отдыхала «чистая» публика (например, «Иллюзион»), и на киношки рабочих окраин, где народ попроще лузгал семечки, грыз орешки, сплевывая шелуху прямо на пол, обменивался шуточками и не стеснялся громкими возгласами выражать свои эмоции, комментируя происходящее на экране.

Не стреляйте в пианиста

Таперы… От них требовалось порой невозможное — быть гениями музыки, а в непредвиденных ситуациях и неутомимыми импровизаторами. Не случайно их с почтением называли «художник-пианист». В провинциальных городках профессиональных пианистов было мало, поэтому, например, в США быстрые на расправу ковбои могли и выстрелить в незадачливого исполнителя-дилетанта. Появилось выражение «Не стреляйте в пианиста!», то есть «Не ругайте пианиста, он играет, как может».

Много внимания уделяла кинематографу царицынская пресса. Главными газетами в 1907–1917 гг. были «Царицынское слово», «Царицынская мысль», «Царицынская жизнь», «Волго-Донской край», «Волго-Донская копейка» и, конечно, «Царицынский вестник», которые взахлеб писали о фильмах и актерах, о музыкальном сопровождении, о зрительских симпатиях и антипатиях, о строительстве новых кинотеатров и технических новинках. Благодаря им мы, например, знаем, как выглядела афиша Царицынского кинотеатра весной 1907 года — одного из первых лет кино в нашем городе. Тогда крутили киноленты «Большие скачки в Париже», «Французская борьба», «Рождественская ночь в Савойе», «Солдат в отпуске», «Детская свадьба».

Сначала шли в основном французские фильмы, затем американские, позже появляются отечественные. В 1908 году в Царицыне эффект разорвавшейся бомбы произвел первый российский игровой фильм «Понизовая вольница», в основу которого была положена известная песня о Степане Разине и персидской княжне. Он шел всего восемь минут, но что творилось на сеансах! Публика переживала, в самых патетических местах топала и свистела, чувствительные барышни рыдали.

Драматические события 1917 года, затем Гражданская война, которые надолго отлучили благодарного царицынского зрителя от кинотеатров. А в 1920?е годы началась уже совсем другая история…

Десять лучших кинотеатров Царицына

Кинозал «Иллюзион» был открыт в 1907 году в помещении Общественного собрания (на этом месте сейчас Музыкальный театр).

Синематограф «Пате» (пересечение ул. Володарского и Пушкина, ориентир — музыкальная школа № 1) построила одноименная французская фирма в 1910 году.

«Модерн» открылся в доме Воронина на ул. Успенской (ныне ул. Ленина).

Клуб «Парнас» (пересечение проспекта им. Ленина и ул. Ленина, бывший магазин «Пионер») был возведен в 1915 году царицынским купцом и меценатом Миллером.

Кино «крутили» и в Народной аудитории на ул. Черниговской (с 1941 года – кинотеатр «Спартак»).

«Наука и жизнь» соседствовал со знаменитыми банями Бочкарева (на месте магазина «Современник»).

У жителей окраин популярны были «Ля Руж» (Заря) и «Эхо» в поселке Малая Франция (завод «Красный Октябрь), в Бекетовке была «Русь», а в зацарицынской части (Ворошиловский район) – «Рим».

С 1916 года кино стали показывать в Доме наук и искусств (современное здание НЭТа).

Открытки Анатолий Рябец