«Играю на самом близком к Богу музыкальном инструменте»

В царстве музыкальных инструментов есть много звезд и талантов. Но король один. Те, кому покорилось искусство органного исполнения, называют эту музыку самой близкой к Богу. В Волгограде живет один из таких молодых талантливых мастеров Владимир КОРОЛЕВСКИЙ, с которым наш обозреватель Юлия ГРЕЧУХИНА поговорила о музыке и о жизни.

Не расслабляться!

– Владимир, поздравляю вас с триумфом на недавнем II Всероссийском музыкальном конкурсе в Казани. Тяжело далась победа?

– Я редко бываю доволен собой после выступлений на сцене, а после игры на конкурсе, покинув сцену, почувствовал, что выложился на 100 %. Хотя всегда можно лучше – совершенству, как известно, нет предела. В моей профессии опаснее всего допустить мысль, что вот уже достигнут определенный уровень и можно расслабиться. Нельзя!

– Долго готовились к конкурсу?

– Программу частично составил из тех произведений, что уже давно выучены и крепко находятся, как говорится, в руках и памяти. А у органистов еще и «в ногах». Но были и новые пьесы – обязательное условие – их надо было выучить. Аншлаги привычны – Игра на таком грандиозном инструменте каких жертв, физических затрат и духовных сил требует? – Первое, что подумал после того, как почувствовал усталость от конкурсного напряжения: надо заниматься спортом! Игра на любом музыкальном инструменте, а на органе, может быть, в особенности, требует отличной физической формы.

– Нидерланды, Финляндия, Эстония – там недавно прошли ваши концерты и там давняя традиция исполнения органной музыки в костелах и соборах. А для россиян органные вечера – нечто особенное?

– Да, в Европе органные концерты – традиция. Там есть крупные фестивали, прекрасные музыканты, которые собирают полные залы, но церквей, концертных залов и органов настолько много, что такая картина не всегда и не везде. А в России ситуация немного иная: орган в сознании слушателей окружен ореолом таинственности, грандиозности и необычности. Органный концерт – всегда событие, во всех городах, где есть залы и инструменты. Люди с удовольствием их посещают, аншлаги привычны.

На связи с космосом

– Где лучше слушать органную музыку – в храме или в филармонии?

– Лучше и там, и там. В концертном зале можно не только услышать, но и увидеть органиста, что привносит в концерт зрелищный элемент. Видно педальную технику, работу с переключением регистров – это все творческие моменты, они тоже интересны. В соборах, как правило, но не везде, органы расположены наверху, над церковным залом, и исполнителя не видно. Зато есть возможность погрузиться в удивительную атмосферу музыки еще более полно, чем в концертном зале, и оказаться словно бы один на один со звучащими полотнами. Поэтому, отвечая на такой вопрос, не могу говорить в категориях «лучше-хуже» – только в категории «по-разному». И одинаково интересно!

– Есть мнение, что орган – самый близкий к Богу музыкальный инструмент. Чувствуете ли вы этот контакт с космосом?

– Пожалуй, да: особая атмосфера на концертах в соборах. Да и в концертных залах, несмотря на более прямое взаимодействие со слушателями, тоже. Органная музыка вообще склонна стирать границы: между исполнителем и слушателем, органистом и инструментом, душой и разумом. И когда во время концерта возникает ощущение, что музыка звучит словно сама по себе, не требуя усилий воли и игрового аппарата, это одно из самых прекрасных ощущений.

– Говорят, что даже общение органиста с инструментом – это мистический процесс...

– Да, есть такое. Например, сыграют два исполнителя на одном и том же органе, на одних и тех же регистрах, а звучать будет по-разному. Необъяснимый момент взаимодействия личности и инструмента – одного профессионального мастерства недостаточно: это основа, база – а дальше творческие горизонты безграничны.

«Во всем нужна мера!»

– Сейчас по телевизору показывают множество детских музыкальных конкурсов, вы и сами во многих творческих состязаний участвовали. Как считаете, они полезны для юного таланта – это, наверное, закаляет характер?

– Главное, мне кажется, как и во всем – чувство меры. Когда стремления ребенка замещаются стремлением его окружения во что бы то ни стало добиться от талантливого малыша публичных успехов – не уверен, что это всегда правильно. На мой взгляд, любой детский конкурс должен быть не столько ярким шоу, сколько серьезным, профессиональным мероприятием. И обязательно – добрым по отношению к своим участникам. Такой творческий импульс трудно переоценить. А вообще к музыкальным ТВ-конкурсам я сам отношусь с осторожностью: характер они, конечно, закаляют, но могут стать и очень тяжелой нагрузкой для детской психики.

– Сегодня впервые в волгоградской филармонии запускаются детские органные концерты. Согласитесь, это необычная аудитория, для вас она трудная?

– Бывает по-разному. Но если детям интересно – они слушают тихонько и внимательно. Поэтому я не считаю, что дети трудные слушатели. Это, скорее, вопрос к исполнителю, насколько он умеет найти с ними взаимопонимание, а это и правда трудно. Зато если получается – это здорово! Такие дети, которые полюбили академическую музыку, вырастают и продолжают интересоваться искусством и культурой и посещать концерты.

Искусство воспитывает

– А сами вы были как раз таким ребенком?

– Да. Знаете, хороший концерт, на котором ты оказался в детстве, может стать сильным побудительным мотивом. Так произошло и со мной когда-то – орган я впервые услышал в нашем концертном зале. А потом были хорошие учителя, родители-музыканты – и в какой-то момент я сам почувствовал, что музыка – это мое.

– Многие интересуются, не псевдоним ли ваша фамилия?

– Нет, не псевдоним. Мои родители – музыканты, а я продолжаю семейное дело и семейную фамилию. А интересуются и правда часто: во многих городах, где играл, сталкивался с таким вопросом!

– Простите, не знаю, есть ли у вас дети, но было бы ценно, если бы сказали, как воспитывать в детях XXI века музыкальную культуру.

– Детей пока нет. Так что пока все кажется просто: развиваться, читать, заниматься творчеством… Тем более, что и сегодня взаимоотношения человека с искусством происходят по тем же законам, что и во времена Баха. Только информации больше – и мне кажется важным не пытаться ограждать от нее детей. Или, по крайней мере, учить их отсекать лишнее.

– А помогает ли музыка в обычной жизни?

– Занятия музыкой, даже если не станут профессией, помогают воспитывать сосредоточенность и умение преодолевать трудности. Хотя, когда у меня будут свои дети, наверняка все окажется сложнее, не так просто, как кажется со стороны. Так что тогда можно будет к этому вопросу вернуться!

ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ НОВИЧКОВ

– Что бы вы посоветовали тем, кто впервые идет на органный концерт?

– Посоветовал бы идти без страха – страха сложности и непонимания, ведь можно допустить такую мысль по отношению к органной музыке, которая создавалась веками и продолжает создаваться сейчас, правда? Но, как и все в нашей жизни, музыка создается людьми. Композиторы вкладывают в творчество не только общемировой, цивилизационный опыт, но и свой личный. Даже в самых сложных и философских творениях всегда можно обнаружить обаяние личности композитора.

– Самый яркий пример?

– Музыка Баха. Полностью связанная с культурной, общественной и религиозной жизнью своего времени, она в то же время настолько красива и так прямо находит взаимопонимание с душой слушателя, что не обязательно сразу знать и понимать все смысловые переплетения. Все, что должно, душа примет сама. К тому же на концертах органной музыки – в Европе по-другому, но в России эта традиция сильна – всегда есть комментарий самого исполнителя или лектора-музыковеда. В Волгоградской филармонии замечательный лектор-музыковед, заслуженная артистка России Марина Колмакова. Так что тем, кто идет на органный концерт впервые, совет один: идите смело! И присоединяйтесь к нашим постоянным слушателям!