Индустриальный Паганини

Как Паганини на одной струне, Забазнов изобразил на рессоре нечто, что сам он называет "урбанистический индастриал"
Музыкант-альтернативщик Евгений Забазнов сыграл волгоградцам соло на автомобильной рессоре и одной струне. Трудно описать медитативные мелодии, которые Евгений Забазнов извлекает из пластиковой гофротрубки и старой автомобильной рессоры, которую, он честно признался, нашел на перекрестке. Подобрал бесхозную железяку, что валялась под ногами. Прицепил к ней струну – и понеслось… Или полилось – странные шорохи, шелесты, шепоты, свисты, завывания и дуновения, лепеты, стоны, вздохи, скрежетания, бормотания на неведомом человеческому уху языке. Не похожие ни на что звуки определенно складываются в завораживающую метафизическую симфонию.

Как Паганини на одной струне, Забазнов изобразил на рессоре нечто, что сам он называет "урбанистический индастриал". В роли духовых – обычные гибкие хозяйственные трубки, которые издают что-то среднее между зовом мамонта и паровозным гудком.

– Это не музыка, а инсталляция. Аудиовизуальная, – говорит. – И не называйте меня музыкантом. Я нот не знаю.

Он шутит или серьезно? Нахмуренные тетушки, которых каким-то чудом занесло на его необыкновенный концерт, какое-то время приходили в себя. «Похоже на сопровождение к фильму «Сталкер», – глубокомысленно произнесла одна.

– Возможно, – согласно кивнул исполнитель, он же композитор. Вернее, инсталлятор.

– А на чем вы еще можете играть? – с горящими глазами спрашивали журналисты, заранее придумывая заголовки о ноктюрнах на флейтах водосточных труб.

Но Забазнову, кажется, перечислять скучно. Да, было дело, джазовые синкопы извлекал из гулкой бочки. Ну, играл на металлических кольях от забора, стремянке, колесе, стальном швеллере, радиаторе, ведре, даже садовых ножницах… Словом, ищите на YouТube.

– Такие авангардные перфомансы популярны в мире. Я не первооткрыватель, нет, – по многочисленным просьбам собравшихся наконец объясняет он, – мне нравится, как звучит металл – богато, густо. Нравится экспериментировать. На бочке играть интереснее, чем на бас-гитаре.

Начало этому музыкальному направлению положила английская ритм-шум-шоу-группа "Стомп". В 90-е у нее нашлись последователи в Волгограде, и в том числе Евгений с друзьями. Их тусовка гремела и стучала на волжском берегу у заброшенной баржи.

Неформалы оборудовали студию в заброшенном цехе. И даже записали там первый клип. «Музыкальные инструменты» нашли на свалке – старые трубы, канистры, даже лопаты и грабли.

«Студии» той уже нет, группа давно распалась. Евгений продолжает опыты, чутко вслушиваясь в блямцанье и скрипы самых неожиданных предметов.

– Я увлекался перскуссией – шумовым, ритмическим оформлением. Для разнообразия стал пробовать всякие струны, пружины. То, что понравится. Вот, например, никогда не стал бы играть вот на той пухлой кушетке. У нее звук ватный.

Евгений всегда импровизирует. Домашние заготовки имеются, но играет по вдохновению. Это, говорит, музыка лени.

– Специального образования у меня нет. Считаю, что мне оно не нужно. Оно загоняет в классические рамки, заставляет исполнять чужую музыку. Меня это сковывает. Предпочитаю экспромт. От лени, должно быть, – смеется. – Хотя есть люди, которые, получив академическую школу, ушли в неформат. Возьмите того же Курехина.

Выступление Евгения похоже на шаманское камлание. Он полностью погружен в процесс извлечения звуков «ужасной красоты».

Иногда нетипичные мотивы Забазнова называют космическими. Он от этого не в восторге.

– В космосе царит мертвая тишина, это не по мне. Я двумя ногами стою на земле.

Детство его прошло в рабочем квартале «Красного Октября». Мальчишки ходили купаться на Волгу через заводскую территорию, слушая промышленную полифонию, лязг болванок и чуханье паровоза. Оттуда истоки «металлических» аккордов Забазнова.

Помимо звучаще-хрипящих инструментов, Забазнов использует микрофон, раскачивая его вверх-вниз. Нужных акустических эффектов Евгений добивается с помощью датчиков от электрогитары и другой аппаратуры, которая дает нужные ему послезвучия.

Он это делает для собственного удовольствия и называет это своим увлечением, хобби.

– Естественно, этим занятием много денег не заработаешь. И профессией его не назовешь. Может быть, пока.

Евгения часто приглашают играть волгоградские клубы. Зовут на презентации и вернисажи, и он откликается охотно. Многие благодарные слушатели подходят к нему и говорят, что это круто.

Для каждого сейшна Евгений придумывает свою концепцию, собирает свой набор инструментов, благо в Волгограде немало брошенного металлолома, строительного мусора и прочих отходов цивилизации. Урбанистического сора, из которого, не ведая стыда, растут неслыханные мелодии Забазнова.

Поделиться в соцсетях