Ирина Прохорова: "Современный художник должен уметь считать"

Издатель, меценат, преуспевающая бизнес-леди о высоком и о деньгах.Всегда приятно слушать интеллигентного, высокообразованного человека. Такого, как Ирина Прохорова, владелица издательства «Новое литературное обозрение» и главный редактор одноименного журнала. И – соучредитель Благотворительного фонда культурных инициатив. Не удивительно, что разговор шел о культуре и... деньгах.

Оттолкнулись же мы от того, что культура – не развлечение, а основа экономики 21-го века.

– Культурные технологии становятся рычагом развития регионов и городов. Все крупные российские города в постиндустриальном обществе испытывают примерно одинаковые проблемы – некоторой общей стагнации экономической и интеллектуальной. Встает вопрос о культурной мифологии: как свой культурный потенциал наращивать, на что опираться. В отличие от Норильска, где начинал работу наш фонд, у Волгограда совсем другая история – очень драматичная, трагичная. Великая Отечественная война оставила в ней огромный след. Но каким образом это интегрировать в местную культурную мифологию? Никто не отменяет военную тему. Но мне кажется, корни города идут дальше, из чего можно делать всякие культурные проекты. В Норильске, например, существовало табу на разговор о ГУЛАГе. Жители делали вид, что этого вообще не было. Мы их сумели разговорить…

Культурные технологии могут во многом заменить традиционные индустрии, это известный факт. По всему миру идут бесконечные эксперименты. Часто привожу пример, как в Германии был преобразован старопромышленный Рурский бассейн. В 80-х из него все производство перенесли в развивающиеся страны и 5,5 млн человек остались без работы на загаженной огромной территории. И вот частный капитал совместно с деньгами правительства построил там такой интеллектуальный Дисней-лэнд – мастерские, музеи и т. д. И это оказалось не менее эффективно, нежели строительство новых заводов.

Сейчас идут разговоры с российских высоких трибун, что надо бы что-то такое подобное делать. Была попытка в городе Перми, но вся проблема в том, что это очень хрупко – как только инициатор уходит, все это подвисает очень сильно. Есть проблема взаимоотношений местного культурного сообщества и варягов. В Перми главное столкновение было не в том, что пермяки не смогли по достоинству оценить Музей современного искусства, а в том, что московская команда потеснила местное сообщество, притянув к себе и без того скудное финансирование. Понятно, как на это должны были реагировать люди от культуры, которые всю жизнь там живут и выживают.

– Как вам кажется, какой нужен импульс, чтобы культурная жизнь становилась более динамичной? С чего начинать?

– Подозреваю, что и в городе Волгограде идеи локальной истории, возможность развития местной культурной мифологии совершенно не принимаются во внимание. А город и регион могут продуцировать свою мифологию и традицию. Это колоссальная возможность для современных творческих людей разных профессий, предпринимателей создавать уникальные вещи, где город становится комфортной средой обитания. Учитывая общие тенденции демократизации искусства, которое выходит на улицы, – это колоссальный ресурс. Обиднее всего, что этот ресурс постоянно игнорируется.

Уверена, в Волгограде можно найти что-то, что делается лучше, чем в каком-либо другом городе. И потянуть за эту ниточку. Может быть, это будет фестиваль, связанный с идеей общей памяти, не только военной, но, например, сарептинской, царицынской. Хотя, понимаю, советовать легче всего.

Главное – поставить это на научную основу, провести антропологическое исследование города и региона для понимания всех интересных вещей, которые не попадают в сетку официального представления о культуре. Не хочу никого критиковать, это проблема системная. У нас часто под культурой понимается то, что находится в ведомстве министерства культуры. Все остальное считается маргинальным. На самом деле – никак не принижая значимость институций – если нет инициатив, творческих групп, ничего настоящего не происходит. Мне кажется, должно формироваться местное экспертное сообщество, которое могло бы давать рекомендации и меценатам, и авторам социокультурных проектов, ищущим поддержки. Тогда и деньги появятся.

– Что надо сделать, чтобы фонд Прохорова работал с Волгоградской областью?

– На нынешний момент у нас опорный регион – Красноярский край. Но часть конкурсов мы уже распространили на все Зауралье. Каждый год мы пересматриваем свою программу. Фонд развивается, страна меняется.

У нас есть три важных направления, которые перерастают узко региональную нишу. Это: помощь библиотекам, поддержка театра и, так скажем, поддержка академической мобильности студентов, аспирантов. Ведь молодые преподаватели почти не могут ездить на конференции, работать в крупных библиотеках, бюджетов на это нет. Вот эти три конкурса мы пытаемся поднять и, если это получится, в ближайшие годы распространить их дальше, на Волгоград тоже. Конечно, не может один фонд решать проблемы всей страны, но в данном случае мы можем отчасти поделиться опытом, показать какие-то практики.

Проблема в том, что всегда кажется: нужны какие-то невероятные деньги на проекты. А у нас очень много конкурсов совсем с небольшими деньгами, но просто правильно сформулированные. В нужный момент даже небольшие деньги способны дать хороший эффект.

Хочу сказать следующее – в конце года мы обычно рассматриваем какое-то количество внеконкурсных заявок, которые поступают из разных регионов. Если остаются деньги и мы видим уникальность идей, мы стараемся их поддержать.

Особенно – говорю для практиков – если у вас появляются какие-то контакты с Красноярским краем, это очень большой бонус. Скажем, если вы хотите организовать там какую-то выставку или пригласить красноярцев к себе. Это очень повышает вероятность того, что мы можем поддержать вас.

– В чем главная проблема соискателей грантов?

– Важно правильно составить бюджет. По бюджету все видно, что вы хотите делать. Должна быть идея и правильно просчитанный менеджмент. Современный художник должен уметь считать.