Иркин Габитов: ИСТЕРИКИ И СЛЕЗЫ ПОШЛИ НА ПОЛЬЗУ ТВОРЧЕСТВА

Премьера всегда заставляет нервничать участников. Сегодня вечером в «Царицынской опере» – премьера. Спектакль «Школа любви» поставил приглашенный режиссер из Мариинского театра (Санкт-Петербург), заслуженный деятель искусств РФ Иркин Габитов.

Волгоградцы увидят очередную версию оперы Моцарта Cosi Fan Tutte («Так поступают все женщины»), которая на мировых сценах шла под множеством разных названий. В афише "Царицынской оперы" она называется "Школа любви".

Для работы над новой постановкой вновь приглашен мастер из Петербурга, режиссер лучшего в стране оперного театра Иркин Габитов. (В прошлом сезоне наша публика тепло приняла его «Тоску»).

– Скажу о том, о чем говорить не принято. За годы простоя, связанного с ремонтом здания, труппа «Царицынской оперы» разучилась работать, все театральные цеха были разукомплектованы, – с обезоруживающей откровенностью заявляет худрук «ЦО» Михаил Романовский, – хочу в пояс поклониться Иркину Абдувалиевичу, который вот уже полтора месяца разучивает с нашими солистами недоученный музыкальный материал, заставляет их двигаться, играть в этом спектакле.

Да и сам петербуржец не скрывает: у него были сомнения, можно ли ставить в Волгограде одно из сложнейших произведений Моцарта. Гениальную Cosi Fan Tutte не каждый театр осмеливается взять.

– Но меня уговорили, и теперь мне деваться некуда, –добродушно шутит Габитов, – и я еще раз убедился, что в каждом творческом коллективе, маленьком или большом, а тем более в таком огромном городе-миллионнике, как ваш, есть талантливые силы. На первый взгляд они не заметны, дремлют. Их надо пробуждать и лелеять.

Режиссер высоко оценил возможности известного волгоградского художника Георгия Матевосяна, который стал сценографом спектакля. Доволен он и художником по костюмам Еленой Павловской. Несмотря на отсутствие большого театрального опыта, они показали себя как истинные профессионалы, считает он.

И петь, и танцевать

– С дирижером-постановщиком, заслуженным деятелем искусств республики Карелия Владимиром Стачинским мы понимаем друг друга с полуслова. Между нами идеальный контакт. Для музыкального театра это все. С собой я привез Владимира Романовского, талантливого балетмейстера из Санкт-Петербурга, который помог актерам в пластике. Вплоть до нюансов: как сидеть в длинном платье, как подавать руку, как брать бокал. А то ведь беда – как только они начинают петь, не могут двигаться, как только начинаем танцевать, не можем петь.

Комическая опера Cosi Fan Tutte знаменита тем, что требует от солистов актерского мастерства почти как в драматическом театре. В партитуре – 32 речитатива, освоить которые оказалось непросто. Но они придают блеск, динамику, легкость. Без этого прекрасные терцеты, дуэты и арии будут скучными и монотонными. Причем речитативы произносятся по-русски, а вокальные партии исполняются на языке оригинала. Задачей постановщиков было сделать переход с русского на итальянский органичным.

По словам Габитова, «вытянули» спектакль солистки – заслуженные артистки России Анна Девяткина (исполняющая роль служанки Деспины) и Елена Барышева (Дорабелла), подкупившие высоким вокальным и актерским мастерством, безукоризненным отношением к работе, участием к коллегам.

Гарри Агаджанян – ведущий солист Екатеринбургского театра оперы и балета, лауреат международных конкурсов – на премьерных спектаклях исполнит басовую партию Дона Альфонсо. На эту роль было три волгоградских претендента – и ни один не состоялся. Все сошли с дистанции, кто-то – испугавшись виртуозной партии, кто-то – по болезни.

– Ведь остальные участники – это молодые и еще не оперившиеся птенцы вашей оперы, обладающие великолепными, но не раскрытыми до конца голосами. То, что они «замахнулись» на Моцарта, надеюсь, для них колоссальная школа. Овладев этой стилистикой и музыкальной культурой, любой певец может исполнять что угодно.

Мэтр не скрывает, что на репетициях доходило до истерик и слез.

– Это нормально, без этого невозможно, – философски заключает Габитов, – артисту кажется, что он все делает здорово, а получает замечания. Кому-то приходилось ломать себя. Сейчас весь коллектив театра мобилизовался. Я убедился, что здесь служат исключительные люди, преданные искусству, заинтересованные в результате. Спектакль «Школа любви» – это экзамен для труппы и всех театральных цехов: художников, костюмеров, бутафоров. Некоторые сидят на всех репетициях, даже если в их присутствии нет необходимости, переживают, что-то предлагают. Именно в них вижу огромный потенциал «Царицынской оперы» и залог того, что это великолепное здание с блистательной акустикой станет настоящим театром. И город еще им будет гордиться – при условии, конечно, должного внимания властей и общества.

Дело не в кринолине

По преданию, в основу сюжета оперы положена скандальная история, случившаяся при дворе императора Иозефа II. Ведь именно он заказал комедию либреттисту Да Понте и композитору Моцарту. Есть и другая легенда о том, что первоначально за этот заказ взялся не кто иной, как Сальери. Но вскоре он бросил сочинять музыку на «аморальную» тему.

Фабула оперы проста. Молодые офицеры решают испытать верность своих женщин и, переодевшись, начинают «ухаживать наоборот» – каждый за чужой невестой. Дамы в конце концов уступают настойчивым кавалерам. В финале изменницы прощены.

Чувственные отношения между мужчиной и женщиной и страсти, которые сегодняшние цивилизованные люди стесняются проявлять, – вот что, заявляют авторы нового спектакля, их занимало прежде всего. Как ведут себя люди в различных жизненных ситуациях: могут ли они ждать свою вторую половинку месяцами и оставаться верными друг другу?

– Это тема не только галантного 17-го века. Природа человеческая неизменна, независимо от того, носят модницы кринолин или джинсы. В этом вижу современность подачи произведения, а не в том, чтобы его «актуализировать»: развернуть действие в офисе, дать героям по бутылке пива и заставить их петь на унитазе. Музыка этого не простит и даже отомстит, – полемизирует с некоторыми своими коллегами Габитов.

«Моцарт был земной, грешный человек. Не стоит от этого отрекаться», – поясняет он концепцию постановки.

30 ноября и 2 декабря в «Царицынской опере» пройдут первые премьерные спектакли «Школа любви». До конца года состоятся еще две премьеры. Совсем скоро волгоградский зритель убедится, так ли поступают все женщины.

Врез

Вот такой Моцарт!

Месть девушек, или Партизаны

Опера Cosi Fan Tutte шлa на сценах мира под беспрецедентным множеством разных названий. В «Метрополитен-опера» она называлась «Женщины, подобные этой». В Англии – «Услуга за услугу». В Германии у нее была дюжина разных названий, включая такие невероятные, как «Кто выиграл пари?», «Месть девушек» и даже «Партизаны». В Дании – «Побег из монастыря», во Франции – хотите верьте, хотите нет – «Китайский чернорабочий» и «Бесплодные усилия любви». Дело в том, что опера «Так поступают все женщины» никогда не была так же популярна, как «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан». Но общепризнанно, что ее музыка не менее великолепна. Считалось, что вся проблема в «безнравственном», искусственном и несерьезном либретто. Доля истины в этом есть. Но факт остается фактом: ни один из множества вариантов либретто никогда не пользовался большей популярностью, чем итальянский оригинал.