Исповедь советского инженера

Автор этой книги принадлежит к поколению волгоградских созидателей.Что нынешние волгоградцы знают о тех, кто построил их родной город? О тех, кто создавал предприятия, возводил жилые дома, школы, больницы, детсады… Нужно восстанавливать справедливость! Восстановить нашу общую память… В Волгограде вышла книга Герасима Артемова «Исповедь советского инженера».

Автор ее принадлежит к поколению советских созидателей. «Советский человек», – говорит он о себе не без гордости, сознательно делая акцент на первом слове. Для него оно стержневое, главное слово в судьбе.

Герасим Иванович Артемов. Моряк, корабел, химик, строитель. Романтик и прагматик. Лауреат Государственной премии СССР, заслуженный строитель, почетный химик СССР, кавалер двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Знак Почета, командор ордена святого Константина Великого и многих других наград.

В год написания книги ему исполнилось 83 года, и это не просто рассказ о нашей истории через призму одной судьбы. Открывая душу перед знакомыми и незнакомыми, Артемов кричит о необходимости восстановления исторической и духовной справедливости к «советскому периоду», а в конечном счете к нашему завтра. По его убеждению, вычеркивать из жизни «советское» значит не понимать настоящее и не представлять будущее.

Дед Герасима Ивановича – атаман станицы Аржановской, Казмин Василий Иванович был состоятельным казаком и уважаемым станичником. Но каток репрессий 20-30-х годов прошлого века безжалостно прошелся по всему роду Казминых. Метания между «красными» и «белыми» фактически сломали жизнь Ивану Ивановичу Артемову, отцу Герасима Ивановича, он один из множества наших земляков, кого настиг страшный голод тридцатых…

Хлеб, замешанный на мякине и слезах, вечное чувство голода и тревоги – с этим рос Герасим Артемов и все дети лихих тридцатых и сороковых-роковых, сживаясь с бедами, преодолевая их и рано взрослея. Но – жили, мечтали о светлом, а главное, шли к нему! Герасим Артемов в пятнадцать лет босой, полуголодный, поскольку нечего было носить и есть, без денег на билет из родного хутора добирался товарняками в Ленинград – только бы учиться! Воспоминания о том, как мальчишка без еды, документов и крыши над головой настойчиво осаждал ворота пропускного пункта учебного заведения и добился-таки зачисления, по эмоциональности будут похлеще, чем в знаменитом фильме «Приходите завтра».

Заветная фотография из архива Артемова датирована тысяча девятьсот пятьдесят четвертым годом. Молодые курсанты на фоне величественного здания Адмиралтейства – Высшего морского инженерного училища имени Дзержинского. Хорошие, одухотворенные лица парней – будущей морской элиты Отечества. Зарождающемуся атомному флоту великой державы требовались знающие, думающие специалисты. «Дзержинка» была создана для их подготовки.

Лучшие ученые страны стали ее преподавателями, и отбор в училище был, конечно, суровым. Юнга Артемов, которому для поступления требуется среднее образование, оканчивает литовскую гимназию. Но «Дзержинка» требует аттестат русской школы, и он экстерном сдает экзамены в Зелинограде. Совмещая неспокойную службу матроса разведбазы с подготовкой в училище, штудирует математику, химию, физику, литературу… И переступает-таки заветный порог знаменитой «Дзержинки» курсантом!

Но на военном флоте, пишет Артемов, он «не увидел себя». Еще не однажды ему придется круто менять жизненный путь, всякий раз проявляя волю, упорство, начиная с нуля. Он строил корабли на Балтике, осваивал процессы химпроизводства на «Химпроме» и «Каустике», возводил жилье и объекты социалки в миллионном Волгограда. О чем пишет горячо, подробно, страстно, порой с обезоруживающей откровенностью, не обходя острые углы и свои глубоко личные переживания – и потому захватывающе интересно не только для профессионалов, но и для простых читателей.

«Я стал, считаю, настоящим химиком, пройдя непростой путь от рабочего до руководителя предприятия-гиганта в масштабах самой большой страны мира. Созданное за 20 лет ВПО «Каустик» стало лучшим предприятием в Министерстве химической промышленности, лучшим предприятием города Волгограда… Казалось, просто не могло быть более успешной работы и карьеры! Казалось бы, чего еще желать? И вдруг в одночасье все исчезло. Руководители «Каустика» – …оказались в изоляции. Категорическое несогласие на строительство «Базудина» – ядохимиката, закупленного в ФРГ под кредиты, …перечеркнуло биографию... Горькое чувство надолго поселилось в душе: оказаться без любимого дела, в котором ты знаешь все и всех, а все знают тебя, причем оказаться в такой ситуации несправедливо, незаслуженно… это очень тяжело. Но что оставалось делать? Нужно было продолжать жить…»

Его уговорили возглавить развалившийся Волгоградский ремонтно-строительный трест. «Что называется, спустился с небес на землю – разве можно было сравнить строительные горизонты «Каустика» и дышащего на ладан какого-то третьесортного треста? Почему согласился? Может быть, потому, что видел путь с земли к небу. Да что там! Какое-то время поразмыслив, я знал, как надо идти. Взыграл профессиональный азарт: ведь можно же, можно дело наладить! Вот и пошел…»

В свои шестьдесят Артемов организует консорциум «Универсалстрой». Не просто создал и возглавил новую фирму на зарождающемся волгоградском строительном рынке, проявил себя новатором. Умел рисковать, умел смотреть вперед. Например, когда задействовал совершенно новый на тот момент рыночный механизм – ценные бумаги. Выпустив облигации жилищного займа, на привлеченные средства Артемов финансировал жилищное строительство в Волгограде. Это особенно контрастировало с нечистоплотностью дельцов от «пирамид» и было абсолютно новым для региона. И Артемов выиграл.

В своей «Исповеди» он часто возвращается к эпизодам с участием руководителей страны, видных политических и хозяйственных «тяжеловесов» региона, людей с большими полномочиями. С ними Артемов был не просто знаком – они помогали ему в решении производственных проблем, а, значит, в решении проблем города-героя Волгограда. Многих вспоминает с теплом и благодарностью. Собственно, и книга, «Исповедь», – это еще одно доказательство его большого сердца, для которого так важно дарить творить добро.

«Для меня прошлое – та неотъемлемая, бесценная основа моего «я», на которой рос, взрослел, мужал человек по имени Герасим Артемов. Это начало всего – характера, привычек, образа жизни и ее главных результатов».

Артемов вспоминает тяжелую работу и величайшую дисциплину на каждом рабочем месте в годы послевоенных пятилеток, благодаря чему страна в считанные годы поднялась из руин, в начале 50-х по объему выпуска промышленной и сельскохозяйственной продукции вышла на второе место в мире после США. Смерть Сталина, оплаканная простым народом. Десять лет хрущевских экспериментов. Парадоксы эпохи брежневского «застоя», потеря управления гигантской страной в 90-е, создание коррупционной чиновничьей системы в нулевые… Жесткая принципиальность оценок Артемова не может не вызывать уважение.

«Мне возразят, что я настроен пессимистически, сгущаю негатив. Дай бог, чтобы мои выводы не оправдались, и не случилась еще большая беда с нашей Родиной! Нам остается лишь взывать к молодым: не погубите Россию!»