Известный волгоградский поэт ответил на вопросы нашего обозревателя в литгостиной «Волгоградской правды»

Известный волгоградский поэт ответил  на вопросы нашего обозревателя в литгостиной «Волгоградской правды»
Валерий БЕЛЯНСКИЙ заслужил авторитет в литературном мире Волгограда. Лауреат престижных конкурсов, обладатель премий, в том числе премии «Сталинград». С вопроса о том, нужны ли награды поэту, мы и начали наш разговор о жизни и творчестве.
Парень из Дома грузчика

– Валерий, список ваших регалий впечатляет...

– Регалий действительно много, как видите, но это не главное. Для меня важно, чтоб мое творчество соответствовало моим внутренним критериям.

– А что сформировало ваши критерии?

– С самого детства я много читал. Сложилось так счастливо, что в доме, в котором мы жили тогда, – знакомом многим в Волгограде Доме грузчика, на втором этаже находилась библиотека Волгоградского речпорта. Я каждую неделю туда бегал. Брал по четыре-пять книг, мне сначала не давали так много, не верили, что я столько прочитываю за неделю.

– А к поэтическому творчеству как пришли?

– Стихосложение было для меня поначалу просто развлечением – детским, юношеским. Было забавно слагать слова в строчки, рифмовать их, чтобы при этом получался какой‑то смысл. Но в пору моей юности случилось так, что все мои родные быстро, друг за другом ушли в мир иной. В возрасте 17 лет я остался один. Поскольку родителей не было, дружеские наши компании нередко собирались у меня дома. А когда поздно вечером все расходились по домам, мне становилось грустно в одиночестве. Как‑то в этот момент я вдруг и почувствовал, что поэзия может быть другом, лекарем душевных ран – когда можно в  творчестве выражать обуревающие тебя чувства. И становится легче.

Единогласно принят

– Где и когда впервые были опубликованы ваши стихотворения – помните?

– Конечно! В газете «Молодой ленинец». Целую страницу редакция  отдала под первые стихи молодых местных авторов. Там были и два моих четверостишия. На этой же страничке, в нижнем уголке, было объявление, что при волгоградском отделении Союза писателей действует литобъединение «Вечный огонь», приглашались желающие. И я пошел туда.

– Как вас приняли в литературном сообществе?

– Помню, что в тот вечер там собралась замечательная компания в лице молодых и талантливых Льва Вахромеева, Саши Пчелинцева, Саши Хаймовича, Сережи Надеева… Мы с ними долго общались. Потом Лева пригласил нас к себе в гости, и с тех пор я у него бывал довольно часто. Когда кто‑либо приносил ему редкое издание какой‑нибудь замечательной книги, я оставался у него ночевать и читал книгу до утра. Там я открыл для себя такие имена, как Поль Верлен, Эмиль Верхарн, Артюр Рембо – вот так  шло мое литературное самообразование.

– А потом стали выходить уже и ваши книги?

– Да, первая с моим участием, поэтический сборник под названием «Струг», выпущена была в Волгограде в 1989 году. Там, кроме моих, были также стихи Александра Пчелинцева, Льва Вахромеева, Галины Гридиной и других. Примерно тогда же, в конце 80‑х, я отослал свои стихи на международный конкурс русскоязычной поэзии «Глагол». Вошел в число 10 его лауреатов. Вскоре был издан сборник стихов, в котором были опубликованы подборки стихотворений каждого из лауреатов конкурса, включая мои. И одновременно вышел в свет альманах «Стихи этого года» – в нем также были два моих стихотворения. После этого редсовет областной организации Союза писателей принял в печать мою книгу стихов «Архитектура» для издания ее Нижне-Волжским книжным издательством, а сам я нашей областной писательской организацией единогласно принят был в Союз писателей.

Маленький шедевр с салфетки

– Какие были отзывы на ваше творчество?

– Сначала была опубликована книга моих стихов «Лексикон», а потом большие подборки творчества волгоградских поэтов, включая и мои стихи, появились в альманахе «Академия поэзии». Вот тогда я получил много похвал, звонили люди из Москвы и выражали удивление, что в Волгограде есть такая сильная поэтическая школа. А затем Владимир Овчинцев, тогдашний руководитель областной писательской организации, решил издать книгу поэтического творчества нескольких волгоградских авторов. Я оказался в ней в одной компании с такими нашими поэтами, как тот же Владимир Петрович, а также Василий Макеев, Татьяна Брыксина, Михаил Зайцев, Сергей Васильев, Евгений Лукин. И  уже в 2009 году, к моему 50‑летию, издано было полное на тот момент собрание моих стихотворений, книга под названием «На срезе века».

– Как к вам обычно приходят стихи?

– Раньше едешь в транспорте, а в голове слова в какие‑то фразы слагаются. И иногда вдруг одна из них так обожжет, что пока доедешь, глядишь – и стихотворение сложилось! Идешь домой и бубнишь его, чтоб не забыть. Или запишешь на чем угодно, что под руку попало, – на салфетке, на спичечном коробке. Как‑то был в Союзе писателей, и вдруг за окном пошел снег. Одна присутствующая журналистка сказала: «Так много тут поэтов собралось! Давайте каждый из вас напишет об этом снеге собственное стихотворение!» Свое стихотворение о снеге я нацарапал тогда на салфетке. Непременно она потерялась бы, если бы Татьяна Брыксина ее не сохранила. Я у нее потом забрал эту салфетку. Так вскоре было опубликовано стихотворение «Что я об этом снеге напишу?», которое я до сих пор считаю одним из своих лучших.

Проза увлекла

– Вы автор множества лирических стихов, не собираетесь написать поэму?

– Вы знаете, в литературе у меня короткое дыхание: мне важно поймать какое‑то настроение, какую‑то мысль, и в сжатой форме их быстрее выразить. Поэтому‑то у меня есть циклы стихотворений, но нет ни единой поэмы. Зато стал интересоваться прозой. Видимо, прав был классик: «Лета к суровой прозе клонят, лета шалунью рифму гонят».  Со временем и я пришел к тому состоянию души, которое сам же и описал в своем стихотворении:

Не то, чтоб вовсе сердце отупело

В изведанных пределах бытия,

А просто, что могла, душа пропела,

И будничнее стала жизнь моя.

У меня было много самых разных случаев в жизни – и забавных, и трагических. Вот мне и стало жалко, что с течением времени, когда и меня, и тех, кому об этом рассказывал, не станет, все быльем порастет. Поэтому я начал их записывать, оформлять в небольшие рассказы. Так и была написана мной книга прозы, которая пока что ожидает публикации.

– Как считаете, волгоградская поэтическая школа остается столь же сильной, как раньше? Ведь ушли Леонид Шевченко, Сергей Васильев, Александр Полануер...

– Слава Богу, продолжают творить Василий Макеев, Татьяна Брыксина, Евгений Лукин, Михаил Смотров, на редкость интересный поэт. Он из того поэтического направления, которое не укладывается ни в одно привычное нам ложе – это что‑то слишком необычное. Из молодых могу назвать Сашу Кафтанова – очень интересный автор, не так давно принятого в Союз писателей Никиту Самохина. Уверен, что не оскудеет новыми талантами наша родная волгоградская земля…

Поделиться в соцсетях