"К приезжему относиться дружелюбно и ласково..."

Постоялый двор колонии Сарепта в XVIII- XIX веках был прибыльным предприятием. Колония Сарепта евангелических братьев гернгутеров создавалась как миссионерское и торгово-ремесленное поселение замкнутой общины. Ее аскетизм, пуританские морально-этические нормы поведения проявлялись в ограничении винокурения, светских развлечений, распития напитков в общественных местах. Проезжие, работники и гости должны были подчиняться этим правилам.

Ночлег за три копейки

Для регламентации деловых отношений с посетителями других конфессий братство создало диаконию (хозяйственную единицу общины) – правление по гостевым привилегиям, затем – постоялый общинный двор. Дирекция общины ("Инструкция трактирщику", 1742 г.) требовала продажи качественных напитков, отпуска по дешевой цене, честного отношения к службе, высокого гостеприимства от имени общины.

Сарепта не случайно оказалась на стыке и развилке нескольких торговых трактов и дорог и неподалеку от судоходной Волги. Гернгутеры всегда старались основывать свои поселения на торговых дорогах или в портовых городах. Этим обеспечивался постоянный поток приезжих, путешественников, торговых партнеров, покупателей и продавцов всех сословий, иностранных купцов.

Вначале заезжий двор – гастхоф (Gastchof, Gasthaus – в XIX в. столовая с номерами) в 1766 г. был совмещен с торговой и хлебной лавками, табачной фабрикой. Для русских работников на участке возвели отдельную кухню с печью. Спустя год община построила новую лавку с комнатой для приема приезжих.

В каменном здании гастхофа в том году работали пять братьев и сестер. Они действовали на основании инструкции коллегии настоятелей Гернгута 1770 г. "1. Постоялый двор или комнаты для приезжих не могут в общине Господней иметь другого намерения, как служить своим ближним и обеспечивать проезжих гостей днем и ночью помощью и всеми возможными удобствами". От хозяина постоялого двора и его служащих, ожидалось, что они к каждому приезжему, невзирая на его сословие и достоинство, отнесутся одинаково дружелюбно, ласково, скромно и вежливо – "так, какого обращения к себе самим они желали во время путешествий".

Цены на питание устанавливались хозяином по обстоятельствам. Стоимость ночлега в комнате со спальней – 10 копеек, дети до 12 лет бесплатно. Летом каждый приезжий платил две копейки; в общем помещении зимой – три. В отдельной отапливаемой комнате – 4 копейки. Бесплатно селили чиновников по особому указу. Постой лошади в конюшне за ночь обходился в одну копейку. Извозчики и простые приезжие за ночь платили одну копейку, за дрова в сутки с человека – полкопейки.

Хозяин следил за качеством и наличием запаса напитков, продуктов. Цель постоялого двора – приносить прибыль, и стремиться быть полезным каждому. Двойная цель – богатые гости и покупатели товаров и изделий Сарепты. Хозяин должен был думать о материальных интересах общины и привлечении клиентов.

Особо регламентировались отношения с властями и высшими сословиями, "чтобы отправлялись они в путь с убеждением, что братья-гернгутеры – народ, принадлежащий Господу"…, что братья сердечно благодарны стране за защиту, кров, дружелюбное соседство".

Простолюдинам щи да каша

В 1769 - 1773 гг. харчевня в немецком стиле и кухня располагались на первом этаже. Их строительство обошлось в 3026 рублей. В отдельном помещении находилась большая кухня с печью для приезжих (русских, татар, персов, калмыков, армян, чумаков). В соседнем здании была открыта винокурня, которая вмещала перегонный куб для изготовления водки и брандвайна. Во дворе имелся водопровод с родниковой водой: с крытым бассейном, с отдельными резервуарами для питья, для водопоя скота, для прачечных работ.

С 1775 гостиница использовалась для жилья курортников на Екатерининских минеральных водах. Уже с первых лет среди посетителей: генерал Унгерн-Штернберг, губернатор Бекетов, профессора Паллас и Лепехин, граф Орлов, князь Меньшиков… Писатель Воейков отмечал, что в гостинице останавливались путешественники в Астрахань, Кавказ, Грузию, Персию, Армению, больные и приезжие на курорт, русские помещики, казаки, купцы.

В пожаре 9 августа 1823 года постоялый двор значительно пострадал, были уничтожены флигели, хозпостройки, кузница. Но уже через два года большая часть построек была восстановлена, так как постоялый двор являлся одной из рентабельных отраслей общинной экономики. На территории двора располагались русский кабак (трактир) с русской кухней, квартира рабочих, сушилка, навесы, хлебные амбары, погреба, сараи и пр.

Кухня харчевни, сначала традиционная немецкая, испытала влияние русской, тюркской, чешской и др. Пищу готовили на большой варочной печи немецкого типа с плитой, сводом и открытым очагом. Утром прислуга обходила номера и спрашивала о заказе на обед. Публика побогаче и постояльцы питались в общем зале. Имелся буфет с торговлей на вынос и разлив. Посуда использовалась недорогая местного производства (керамика, медная, железная, деревянная). Горячую пищу подавали в номер и готовили три раза (завтрак, обед, ужин). Чай или кофе с сахаром и сливками и сдобой можно было заказать с самоваром в любое время.

Традиционный завтрак – кофе, чай со сливками, сливочное масло, нардек, сыр, колбаса, копченая рыба, пшеничный хлеб, пирог. Обед – супы (молочный, пивной, с вином, с раками, крупяные, овощные, мясные). На второе мясо с картофелем, галушками, отварной картофель и жареная колбаса и сало, свинина с капустой, сосиски и картофельное пюре, мясо жареное, ростбиф с салатом или зеленью, жареная или отварная рыба, яйца, каши, яичницы. Дичь – утки, гуси, кабан, сайгак, заяц, куропатка. Напитки: кисель с молоком или вином, графин водки, пиво, молоко, сливки, минеральная или родниковая вода, морс, местное или привозное вино. По сезону – разнообразный десерт. Цены: ужин из двух блюд (1860 г) стоил 40 коп., обед (в 1866 г.) из двух блюд – 50 коп. Простому народу готовили отдельно сначала на кухне, затем в трактире с русской кухней во дворе – щи, уху, кашу, жареную рыбу, студень, солонину, ржаной хлеб, квас, пироги, блины, окрошку и пр. Разрешалось готовить самостоятельно из своих продуктов в кухне на печи, заплатив за дрова.

Доходы гостиницы росли: в 1838 г. годовой оборот уже достигал 10 000 рублей. К 1866 году она занимала два двухэтажных здания, в которых имелось около 15 номеров, приносивших доход общине в тысячу рублей. Прислуги имелось пять человек.

И стал трактир поликлиникой

В 1890 г. акцизное уездное управление Царицына отказало общине в патенте на работу постоялого двора, признав общину иностранным обществом. Губернские власти передали общинную собственность и административную власть волостному сельскому обществу, двор был сдан в аренду, став, таким образом, частным.

В 1918 г. бывший общинный постоялый двор был национализирован. В нем устроили лазареты и советские учреждения. В 1930-е гг. здесь находились квартиры, клуб, тубдиспансер, поликлиника, школа искусств. Здание не раз подвергалось переделкам фасада и перепланировке помещений.