Как турок-месхетинец стал солистом казачьего ансамбля

Визитной карточкой народного ансамбля «Лучинушка» является залихватская песня «Дон Иванович». С ней артисты из Котельниковского района побывали во многих городах России. Солист «Лучинушки» – очень смуглый казак Миша. И только для «Волгоградской правды» он назвал свое полное имя – Мусраддин Хайдаров, по происхождению турок-месхетинец.

Мишей Мусраддина нарекли жители хутора Красноярский, куда его в конце 80-х перевезли родители из Узбекистана. Многодетная семья спасалась от гражданской войны, вспыхнувшей между узбеками и турками-месхетинцами в 1989 году.

– Мне было 14 лет, когда я попал в Волгоградскую область, – вспоминает Мусраддин. – Тогда я очень плохо знал русский язык. Помогли школьные друзья – казаки, украинцы, чеченцы. Мы вместе бегали в местный ДК, я ведь всегда любил петь. Много общались, а главное – пели русские и казачьи песни.

Тогда еще Мусраддин-Миша представлял себя барабанщиком, мечтал, что сколотит интернациональную рок-группу и отправится покорять Европу. По всей околице собирал старые крышки от кастрюль, все пытался смастерить ударную установку. Он, еще живя в Узбекистане, поближе садился на свадьбах и массовых праздниках к музыкантам и запоминал мелодии, движения, такт. Обладая от природы хорошим слухом, парень быстро влился в коллектив местного казачьего ансамбля «Лучинушка». К бархатному баритону стали внимательно прислушиваться первые зрители.

– Надо отдать должное нашему худруку, Григорию Васильевичу Бреусу, – говорит солист «Лучинушки», – по хуторам и станицам он собирает аутентичные мотивы. Уж многих старушек нет в живых, а мы играем их песни. Ведь казаки мелодии не поют, а именно играют. То есть каждым движением рассказывают о любви к Отчизне, о семье, мимолетности человеческой жизни...

Мусраддин отмечает: мусульманские и православные ценности во многом схожи. Поэтому ему не пришлось в чем-то ломать себя. Только дополнил и расширил знания о культурных традициях и своего народа, и тех людей, с которым живет теперь бок о бок.

Сейчас Хайдаров уже сам многодетный отец. Вместе с женой Наргиз они воспитывают трех дочерей и двоих сыновей. Один из сынишек – русский.

– Родителей Коли лишили родительских прав, мальчик остался совсем один, – делится Мусраддин. – Мы с женой не смогли остаться в стороне от детской беды. И вот теперь живем одной дружной семьей. Кстати, наши дети тоже поют – и на русском, и на турецком. С песне-то всегда веселей.

Но однажды, вспоминает Михаил, эдакое залихватское настроение его знакомых самодеятельных артистов сыграло с ним злую шутку. Несколько казачьих ансамблей ехало в Крым, тогда еще на территорию Украины. Пограничники спросили у развеселых казаков, не везут ли они что-то запрещенное. А один неудачно пошутил: везем, мол. Ни много ни мало – исламского анархиста. Видите, какой он смуглый, – и указывает на Мусраддина. Однако такое заявление пограничники восприняли всерьез и организовали серьезный досмотр группы. Времени артисты потеряли уйму!

– Больше теперь так никто не шутит, – говорит Мусраддин. – А вообще наш ансамбль везде хорошо встречают. Казаки братаются, руки жмут. Никто не в глаза, не за глаза «черномазым» меня не называет.

В начале сентября ансамбль «Лучинушка» вновь отправится в Крым, на фестиваль казачьей песни «Крымские тулумбасы». И Хайдаров уверен, что их коллектив, как и другие, примут очень хорошо.

С таким радушием, которое только может быть у русских, украинцев, татар, турок и вообще всех людей, ценящих мир и добрые отношения.

Фото архив ансамбля «Лучинушка»

DNG