Камышинский художник считает: красиво – не значит только цветочки-лютики

Не один десяток лет Сергей Лебедев достойно отработал преподавателем в детской «художке» и в художественном училище. Многие его ученики называют себя "лебедятами". Правда, учителем Лебедев слывет в Камышине строгим и взыскательным.

Взрастить Репиных

Требует учитель Лебедев, например: никаких компиляций и повторения. Никакой подготовки проекта на компьютере: рисуй, твори, как можешь, заблуждайся, но делай все сам.

А вот еще один принцип. Быть похожим на своего учителя – не есть хорошо, – категоричен Лебедев. – Хорошо, когда ученик тебя понимает, но он обязан быть творцом! Воспитанник должен взять у учителя лишь вектор движения и дальше пойти самостоятельно, развивая свое «я».

Лебедев у своих воспитанников ломает и стереотипы типа: небо голубое, солнце желтое, трава зеленая. И наставляет: делайте все так как душа просит. Создавайте на холсте свой мир – и насладитесь ролью творца, получите радость от общения с этим созвучным вашей душе миром.

Сергей Иванович уверен: в рамки человека от искусства ставить нельзя. Его может испортить даже… слишком хорошее образование. Он может перестать быть свободным от этих «оков».

Искусство кисти в Камышине и сегодня очень популярно: в художественной школе сегодня 11 групп учащихся.

– Многие из детворы идут в «художку» по зову сердца – и это, как правило, таланты, – делится Сергей Иванович. – Но немало и тех, кого просто заставляют родители. Чтобы чадо не болталось на улице. Разумеется, посещение «художки» в жизни даст чаду немало плюсов, но новых Репиных, увы, не явит. Да, ремеслу научить можно, но, если Господь не дал фантазии и искры, – это уже не художник, а ремесленник.

Увы, в этом году впервые за многие десятилетия в Камышинском художественном училище не набрали студентов на первый курс. Учебное заведение – на грани закрытия. Виною, по убеждению Лебедева, – недоработка руководства. Статус у училища в регионе был очень высоким. Прибывавшие на выпускные экзамены члены комиссии из Волгограда, Саратова всегда выражали восхищение уровнем подготовки камышинских студентов.

"Тираж – это скучно"

– Вам не доводилось слышать: «Не понимаю ваши картины. Они сложны для восприятия. Другое дело пейзаж, натюрморт, портрет – все красиво и ясно»? – интересуюсь у Сергея Лебедева.

– Всякое приходилось слышать. Никакой обиды нет. Я создаю на своих полотнах свой мир. Так я его ощущаю, мыслю, – признается художник.

Он уверен: передавать точную копию мира с натуры, пусть даже талантливую, – удел фотографа. И состязаться с ним художнику – нелепо. Художник проиграет.

– И вообще, зачем тиражировать копию окружающего мира? – подчеркивает Лебедев. – Тираж – это скучно.

Любопытен и механизм создания полотен Сергеем Лебедевым. Начиная писать картину, он… не знает ее конечной точки…

– Да, сначала есть только основа полотна, – рассказывает художник. – Каркас. Мысль. Они рождаются в альбоме в карандаше заранее. Черкаю. Размышляю. Дальше – все по ходу работы додумывается. Цепляешься за предмет и начинаешь «раскручивать» сюжет. И что родится в итоге – одному Богу известно. Не знаю, куда кривая выведет. И это – интересно. А еще «подкладочный слой» фона работает.

– Что для вас главное в полотне? Каковы критерии удавшейся картины? – продолжаю допытываться у Сергея Ивановича.

– Хорошая картина, независимо от того, что изображено на холсте, – сгусток эмоций. Ведь, кроме формы, есть целый мир красок, цвета и чувств. Это красивое пятно, которое дышит. Дает тепло, энергетический поток, настроение, пространство. Главное для художника – нащупать все это. Мои полотна – это и слепок жизни. Гамма чувств. Сегодня одно настроение, завтра – другое.

Лебедевым написаны десятки картин. Но удачными он считает лишь пять из них. И вообще уверен – художник пишет в своей жизни одну главную картину. А все остальное – это путь к ней. Как путь к мечте. Как путь за горизонт. Но пока он своей главной картины еще так и не написал…

– А как вы определите, что наконец-то написан тот самый главный в жизни шедевр?

– Я это обязательно почувствую… Шедевр – это гармония смысла и цвета. Когда в полотне ничего не хочется изменить. Красивый аккорд.

А вот что художник Лебедев думает по поводу понятия «красиво»:

– Красиво – не значит банально – цветочки-лютики. Ведь даже разводы от воды в бензине создают свой неповторимый рисунок. Красиво – это просто красиво. Сложное тоже может быть красивым…

А превыше всего для Сергея Лебедева – свобода творчества:

– Пусть у меня не будет ни одной выставки, пусть мои картины никто не купит. Главное – получать удовлетворение от работы. Главное для меня – степень моей свободы.

– Названия картин приходят сразу?

– По-разному. Иногда сразу. Иногда рождаются трудно. Нередко и вовсе искусствоведы додумывают то, что самому художнику не пришло в голову. Они – мастера «привязывать» картину к идее. Расскажут то, о чем порой сам автор и не предполагал вовсе. Просто излил на полотно то, что было на душе. Я уверен: рукой художника движет Бог…

– Кого из современных художников цените?

– Для того, чтобы ценить, надо их знать. Раньше для того, чтобы о художниках узнавало общество, творчество ведущих мастеров кисти популяризировалось. Издавались журналы, альманахи, телепередачи, организовывались показы, выставки, обсуждения. Сегодня – кто во что горазд. В ходу некие «проекты», за которыми лишь конкретный финансовый интерес конкретных лиц.

Хотя роль искусства для общества переоценить трудно. Не зря есть притча про то, как готовившийся к убийству киллер, посетив Третьяковку, отказался от своего замысла.

– Мы сегодня живем в сложном мире. Главная его беда: много живут не по совести. Все ценности перевернуты с ног на голову. Те, кто ценит искусство и готов купить полотно, как правило, бедны. Те, кто может купить картину, предпочтение отдает раскрученным брендам. Художникам из глубинки и вовсе непросто. Чтобы на твои картины обратили внимание толстосумы, надо постоянно продвигать свои картины, как это делают современные тусовочные художники. Но если все время и средства тратить на пиар, когда душой отдаваться искусству?

А вот еще одна, по мнению Сергея Лебедева, издержка глубинки: недооценка своих доморощенных талантов и переоценка заезжих – эдакое благоговение с придыханием…

– Но есть творчество, – подытоживает художник Лебедев. – Оно спасает, помогает, излечивает от всех душевных и телесных недугов. Когда холст ждет на мольберте – жизнь приобретает смысл. Нет холста – непорядок в душе. Одного жаль: с возрастом батарейки жизненной энергии то и дело садятся…