Камышинский Роден

Скульптор из села Сестренки увековечивает для истории своих известных земляков. Ваяет образы односельчан в бетоне и прочих «вековых» материалах Александр Безруков на голом энтузиазме. В знак глубокого уважения и в рамках своей творческой составляющей.

Хата с головами

– Где Безруков проживает? – многозначительно переспрашивает мой вопрос односельчанин, которого прошу показать домик сельского скульптора, и тут же спрашивает: – Это тот, который людей лепит?

Узнав, что речь идет про «того самого Безрукова», радушно берется показать избу сельского «ваятеля».

– Как не знать? – поясняет по пути. – Он у нас один такой! Для села человек диковинный. Как фрукт киви. Вся хата у него… «головами обставлена». Как в музее.

Александра Александровича застала в художественной мастерской. В нее переоборудован подвал дома. Прорублены отдельный вход, окна. В мастерской тихо играла классическая симфоническая музыка, а художник работал над новой картиной, которая посвящена событиям на Украине.

В одном из помещений по соседству с домом оборудована и еще одна святая святых для хозяина: скульптурная мастерская. В ней «диковинный человек-киви» и ваяет те самые «головы», которыми «обставлена хата».

Речь, разумеется, идет о скульптурных портретах – популярном жанре этого вида искусства.

Герои – рядом: в жизни и в камне…

В одном из скульптурных портретов, например, легко узнаваем один из самых популярных камышинских поэтов – Вадим Никитин. Рядом с ним – бюсты известных местных мастеров кисти – Петрова, Коваленко, Богословского, Добрынина. А вот – очаровательная головка местной красавицы Нины (портрет называется «Нинель»).

И еще одна главная примечательность скульптурных творений Безрукова двух последних десятилетий – практически все бюсты-портреты ломают стереотипы и в том, что они увековечивают живых, ныне здравствующих героев. Из ушедших в мир иной Безруковым воссозданы лишь его родные – отец и брат. Плюс два прекрасных бюста Героя России камышанина Александра Колгатина выполнены им для местного музея и школы, где учился погибший герой.

Творческая щедрость

Те, кто знаком с искусством скульптуры, знают: заполучить скульптурный портрет непросто. Искусство это трудоемкое. А скульпторов, способных качественно выполнить заказ, – единицы. Ведь мало просто сделать бюст похожим на оригинал. Надо, образно говоря, вдохнуть в скульптурный портрет душу. Передать характер героя, настроение, внутреннее содержание. Плюс скульптор должен как Отче наш знать анатомию лица, тела и даже порой скелета своего героя. При этом любая скульптура – дело кропотливое и дорогостоящее. Сначала выполняется рисунок, после – лепка из пластилина миниатюры, затем – работа в натуральную величину. Требуются всевозможные «заморочки» в виде оснастки, заливки и прочих тонкостей.

В общем, по карману заказать скульптурный портрет, монумент только человеку с деньгами. Причем, немалыми. Так что ни один из увековеченных Александром Александровичем его камышинских героев, исходя из толщины их кошелька, не вошел бы в историю здешнего края со своим скульптурным портретом. Ваял их образы Безруков в знак глубокого уважения и в силу творческих возможностей. С душой. Не зря коллеги Безрукова именуют его… «камышинским Роденом».

Несколько фактов из биографии сельского скульптора. Рисовать Саша Безруков начал с раннего детства. В школе повезло: рисование преподавал фронтовик, учитель-инвалид, имевший звание заслуженного художника Казахской ССР. Он дал ему не только все азы мастерства работы кистью, но и подготовил юное дарование к поступлению в художественное училище. Вот только учиться в нем Саше не довелось: многодетная семья жила в тот момент очень трудно.

А вот службу в армии Саша проходил в качестве полкового художника. И по возвращении домой сразу же отправился на работу в скульптурную мастерскую, которая находилась в Алма-Ате. Упросил, чтобы взяли простым рабочим. И так старался перенимать мастерство у опытных коллег, что уже через год, несмотря на то, что не имел никакого специального образования, был переведен сначала в художники, затем – в скульпторы.

Когда при мастерской появился цех художественного литья, его начальником назначили Безрукова. К этому времени Александр стал известен в Алма-Ате не только своими живописными полотнами, но и скульптурой – монументально-декоративной и станковой. Преуспел и в скульптурных портретах.

В Сестренках Александр Александрович оказался волею судьбы. В окаянные 90-е вынужден был с семьей, в которой подрастали двое детей, покинуть родной Казахстан, дабы искать пристанище на родине предков – в России. Кстати, в Казахстан его отец уехал, чтобы поднимать целинные земли.

Средств, вырученных от продажи имущества в Казахстане, по причине неудержимой инфляции хватило лишь вот на этот домик в деревне.

– Вот так и стал на склоне лет крестьянином, – подытоживает Александр Александрович.

Кстати, выбор на Сестренки пал неслучайно: деревенька лежит в излучине Волги. Места красивейшие!

Вил гнездо: перестраивал дом, превращал приусадебный участок в цветущий сад с виноградником, вел приусадебное хозяйство. Помогал сыну, который на руинах экономики вынужден был стать бахчеводом, возделывать гектары. А живописью и скульптурой занимался лишь в короткие минуты отдыха.

– Ведь художнику, скульптору, как и лошади, надо хотя бы иногда кормиться, – по поводу борьбы за выживание горько шутит сельский скульптор.

Между тем, как и всякая творческая личность, сельский скульптор Безруков, который отдал монументальному искусству 35 лет своей жизни, и здесь в провинциальной глубинке живет планами и надеждами. Надеется увековечить память о герое России Александре Колгатине. Два варианта замечательного памятника, которые утверждены родственниками героя, сейчас находятся на утверждении в мэрии. Безруков вынашивает планы сделать памятник, посвященный композитору Евгению Мартынову, на его малой родине в Камышине.

– И этот памятник вот уже несколько лет тоже «варится» у меня в голове, – признается сельский скульптор.

Скульптор-крестьянин

Впрочем, Безруков со своей редкой для провинции творческой специализацией мог бы за небольшие вложения средств заказчиками добавить и Камышину, и Камышинскому району своими скульптурными изысками оригинальности и всевозможных «изюминок». Малые скульптурные формы в исполнении Безрукова могли бы украсить аллеи, парки и скверы, остановки транспорта и дворы образовательных и прочих заведений. Ведь скульптура как вид искусства имеет огромную художественную и историческую ценность в эстетическом воспитании человека.

А пока скульптор-крестьянин Безруков мечтает лишь о новых выставках картин и малых скульптурных форм в местной галерее. А еще по мере сил старается облагораживать село, где поселился. В прошлом году с этой целью даже возглавил созданный здесь ТОС. Сделал проект будущего детского городка и сам его продвигает по мере сил. При поддержке жителей села высадил деревца, весной планирует проложить дорожки. Есть и еще кое-какие задумки. Кстати, не так давно здешний люд «двинул» его во власть – Сан Саныч, как его любовно величают в селе, стал депутатом поселкового совета.

- В общем, в селе я не «потерялся», – подытоживает сельский скульптор. – Живу, творю и счастлив тем, что имею…

DNG